Ливан-русское присутствие
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Форум » Войны и Военные конфликты. » Афганистан. » Как всё начиналось. (Принятие решения о вводе войск и штурм дворца Амина.)
Как всё начиналось.
КоляДата: Воскресенье, 09.12.2012, 19:47 | Сообщение # 31
Админ развития.
Группа: Посольские.
Сообщений: 1816
Статус: Offline
Quote (АЛАБАЙ)
Продолжение.

Почти так же рассказывал и Карпухин.
 
ФадланДата: Воскресенье, 09.12.2012, 20:04 | Сообщение # 32
Дуайен
Группа: Посольские.
Сообщений: 2088
Статус: Offline
Саша, нашел в выложенных тобой воспоминаниях имя еще одного своего знакомого: Олега Балашова, вернее Олега Александровича Балашова. Был знаком с ним, причем "по - доброму". К сожалению, умер года три тому назад, кажется, от сердечного криза. Он часто упоминал и о своей принадлежности к "Альфе", и об участии в штурме дворца Амина...
 
АЛАБАЙДата: Среда, 26.12.2012, 01:19 | Сообщение # 33
Админ
Группа: Администраторы
Сообщений: 2116
Статус: Offline
Цитата (Фадлан)
Он часто упоминал и о своей принадлежности к "Альфе", и об участии в штурме дворца Амина...

Сайт ветеранов "Альфы": http://www.alphaclub.ru/ru/about/analytics/baikal/ воспоминания о штурме дворца.


"Не нужен мне берег турецкий и Африка мне не нужна ..."
 
АЛАБАЙДата: Суббота, 29.12.2012, 12:12 | Сообщение # 34
Админ
Группа: Администраторы
Сообщений: 2116
Статус: Offline
Вот интересные воспоминания участников тех событий. http://artofwar.ru/r/rudenko_w_g/text_0530.shtml

Спецотряд "Зенит-1": тридцать восемь офицеров...

Афганская командировка началась 5 июля 1979 года.
Летели в Кабул на Ту-134, с подмосковного аэродрома "Чкаловский".
Самолет пересек Государственную границу. Из иллюминатора просматривались очертания неизвестной нам восточной страны: горные массивы, долины, обрабатываемые земельные участки разных оттенков.
Кабул. "Андроповский" самолет зашел на посадку. Автобусы и машины сопровождения подали прямо к трапу самолета. Из аэропорта сразу направились в Советское посольство. Заехали через запасные ворота, сразу же стали разгружаться.
В отдельном помещении поселились командир отряда полковник Бояринов Григорий Иванович, его заместители - инструктор по специальной физической подготовке Долматов Александр Иванович и заместитель по политической части Глотов Василий Степанович - офицер Первого главка, несколько преподавателей с КУОСа, трое бойцов. Это был штаб. Там же хранились ящики с оружием и боеприпасами, съестные припасы-сухпайки.
Остальных разместили в большой классной комнате посольской школы. Сначала на койках, раскладушках, а потом поставили двухъярусные армейские кровати. Выдали постельное белье. Личные вещи: рубашки, брюки, башмаки - сразу же убрали в сумки и под кровать. Для большинства из нас это была первая загранкомандировка, в которую ехали с минимумом личных вещей. Единственное, в чем нам советовали не экономить: взять медикаменты, учитывающие индивидуальные особенности своего организма, несмотря на то, что в группе был свой доктор.
Развернули радиостанцию для связи с Центром и таким образом обозначили: работа началась! Только здесь в Кабуле из уст Бояринова услышали, что отряд называется "Зенит-1".
Прилетели в штатском, без оружия. Загранпаспорта перед поездкой дали только подержать в руках и сверить свои данные. Фамилии в них были реальные. В этом был парадокс: на КУОСе учились под псевдонимами (мой "псевдо" был Попов, "наградил" им Григорий Иванович), а в чужую страну приехали - открыли фамилии. На следующий день переодели в спецназовскую, песочного цвета форму: брюки, курточка с большим количеством карманов, берцы.
В отдельной комнате организовали столовую, пищу сносно готовил "зенитовский" повар.
На первых порах нам выдали немного местной валюты - по нескольку сотен афгани на человека. С тыльной стороны посольства ютилось несколько маленьких магазинчиков, в которых продавали фрукты, овощи и воду, бывшую для нас в диковинку - "Пепси-кола", "Спрайт", "Содовая" в бутылочках по 330 граммов. С появлением афгани стали регулярно наведываться в эти дуканы.
Сотрудникам посольства и афганцам было объявлено, что мы прибыли для охраны посольства.

В короткий срок наладили круглосуточное боевое дежурство на комплексе зданий советского посольства. На крышах обору-довали огневые ячейки из мешков с песком. На дежурство выходили с автоматами, снайперскими винтовками, биноклями, приборами ночного видения, средствами связи.
Определили направления наиболее веро-ятного появления противника, секторы обстрела, порядок действий при внезапном нападении. Охра-няемую зону оборудовали замкнутой системой электронного предупреждения. По ночам патрулировали территорию по внутрен-нему периметру, совершали объезды служебно-жилого посольского комплекса на автомашине по внеш-нему периметру.
Знакомились с афганцами, которые работали в посольстве, с традициями, обычаями страны. Помню, удивление среди офицеров вызвал случай, когда простой афганец, работавший садовником, купил себе четвертую жену. Для них это в порядке вещей - сможешь прокормить - покупай. К слову, самые дорогие жены в Афганистане в тот период были те, которые умели ткать ковры. Видимо, быстро окупалась.
Подружились со многими работниками посольства. Из нас, "зенитовцев", раньше никто за границей не был, и мы не знали, что посольские, торгпредские и прочие члены совколоний - это особая категория, "общество избранных". Но мы стали с ними общаться на равных, без всяких условностей, и со многими быстро подружились. Среди них оказалось немало порядочных, толковых, честных и бескомпромиссных граждан.

Из Союза прибыл транспортник, доставивший груз, в том числе и несколько "уазиков", полевую кухню, армейский скарб. Утром на разводе Григорий Иванович Бояринов рассказал о планах на текущий день и вскользь спросил:
- Кто у нас умеет водить автомобили?
Это была шутка, потому что сто процентов состава "зенитовцев" водили любую боевую и гражданскую технику - вождение входило в программу обучения. Отобрал троих бойцов, в том числе и меня.
- Поедете со мной!
Сели на легковую машину и отправились в кабульский аэропорт. Из чрева транспортника по трапу скатили "уазики", полевую кухню.
Бояринов дал команду:
- По машинам!
Колонной тронулись в обратный путь. Дорога безлюдная, машины новенькие, еще не обкатанные, едем неспешно. Вдруг средняя машина начинает прижиматься к обочине, вслед на ней останавливаемся и мы.
- Григорий Иванович, - говорит коллега, сидевший за рулем "уазика", - коробку заклинило на третьей передаче, ничего не могу поделать...
Начали искать, чем заарканить машину. Ни троса, никакой веревки в запасе не оказалось. Я хорошо знал автодело, с техникой ладил, поэтому предложил Григорию Ивановичу:
- Разрешите попробовать! Я "газну" посильнее, сцепление может и подгорит, но точно доеду, только вы старайтесь не останавливаться по дороге!
На первый взгляд жизнь вокруг была мирная, спокойная, но мы знали, что нельзя расслабляться, подолгу стоять на трассе. Понимали, что находимся под колпаком местной афганской службы безопасности. Уже тогда сотрудники КАМа внимательно отслеживали все наши передвижения по Кабулу, постоянно интересовались, чем занимаются шурави, зачем и куда выезжают с территории посольства. Еще хуже было попадать в поле зрения моджахедов.
В тот раз добрались без приключений.

То ли Бояринову понравился моя смекалка, то ли по другой причине, но через несколько дней он назначил меня в группу охраны советского посла А.М.Пузанова и представителя КГБ СССР Б.С.Иванова. Это была их просьба: выделить группу для обеспечения личной безопасности. В числе охраняемых были и другие руководите-ли.
В группу охраны, кроме меня, вошли Алик Оруджев из Баку, Сережа Проценко из Украины. Распределение обязанностей было таким: Алик Оруджев - переводчик, поскольку хорошо владел персидским зыком, Сережа Проценко, крепкий парень, отличавшийся богатырским ростом и сложением - боевик, моя задача - быть водителем. На "Волге" со-провождали руководителей во время их выездов в город, на деловые и конспиративные встречи с государственными и "иными" деятелями, различные официальные приёмы.
Работали в постоянном напряжении. Езда по Кабулу очень утомляла. Правил дорожного движения, как таковых, попросту не было. Посольские старожилы вовремя подсказали, что нужно стараться пропускать большие машины, а остальной транспорт - как получится. За короткий промежуток времени изучили менталитет афганских водителей и стали чувствовать на дорогах уже увереннее.
Однажды был такой случай, когда чуть не попали в ДТП. Выезжаем вслед за машиной Б.С.Иванова. Его водитель сразу же набрал приличную скорость, не угонишься. Впереди - участок трассы, где сходятся две дороги. Вдруг Алик кричит:
- Борис! "Шевроле"! - и резко прижался ко мне.
Боковым зрением замечаю машину, которая несется на нас с примыкающей дороги, до столкновения остаются доли секунды. Делаю резкий маневр "змейкой": пускаю машину между камнями-турами на разделительной полосе, затем выворачиваю вправо: машина чуть ли не на двух колесах выполняет маневр и уходит от столкновения. "Шевроле" на полной скорости врезается в ограждение.
Охраняемые, как правило, всегда находились в головном "Мерседесе-280" темно-зеленого цвета, мы на "ГАЗ-24" с форсированным двигателем - на хвосте. Одним из водителей "Мерса" был москвич Николай Хмелев. "Волга" на скорости более 150 километров в час даже по хорошей дороге начинала подпрыгивать и кидаться влево-вправо. Был случай, когда Николай Хмелев с послом рванули по автобану, и нам было очень трудно на такой машине не отставать. Когда на следующий день вежливо напомнили Николаю Хмелеву, что у нас ведь не "Мерс", он честно признался, что заговорился с "пассажиром" и забыл про нас.
Посол А.М.Пузанов, представитель КГБ Б.С.Ива-нов, резидент в Кабуле генерал В.И.Осадчий, его заместитель - Л.П.Богданов... Это сейчас я знаю биографию этих людей, а тогда ничего, кроме фамилии, нам не было о них известно.
Сопровождали посла во время выездов на деловые, дипломатические встречи, на светские рауты во дворец Дар-уль-Аман, изредка заезжали в загородную резиденцию Генерального секретаря НДПА дворец Тадж-Бек. У Б.С.Иванова был, естественно, свой маршрут.
В июле в Кабуле находился с неофициальным визитом секретарь ЦК КПСС Б.Н.Пономарев. Он ограничился встречами и беседами с Тараки и Амином. Наша группа также его сопровождала.
Во второй половине августа для оценки обстановки и оказания по-мощи в повышении жизнеспособности режима в Кабул прибыла со-ветская военная делегация во главе с главнокоман-дующим Сухопутными войсками генералом армии И.Г.Павловским. В состав этой группы входили генералы и офицеры центрального ап-парата Министерства обороны. Нам приходилось сопровождать их во время поездок на встречи с политиками.
Несмотря на мятежи в отдельных провинциях, в тот период сохранялись очень лояльные отношения к советским людям со стороны обычных рядовых афганцев. Однажды в выходной сопровождали А.М.Пузанова, Б.С.Ива-нова на рыбалку. За Кабулом в нескольких десятках километров располагалось живописное озеро, недалеко кишлаки.
Бывало, только останавливаемся у озера, откуда-то сразу появляются афганские детишки: босоногие, лет двенадцати-пятнадцати, окружают нас стайкой. Начинаешь что-то им даришь: галеты, конфеты, они садятся рядом, очень дружелюбные, готовые буквально червяков насаживать на крючок "рыбакам".
Впрочем, бдительности никогда не теряли. Из вооружения при каждом из нас всегда был "Стечкин" и небольшой арсенал в кожаных спортивных сумках: АКС, по четыре гранаты, рожки с патронами. Постоянно держали в поле зрения каждого проходящего мимо афганца: кто идет, не топорщится ли одежда, скрывая оружие? Хотя под специфичной национальной одеждой афганца спрятать можно все что угодно.

Охрана и сопровождение были только частью задач. Изучали обстановку, городские кварталы, подходы к административным зданиям и военным объектам. Выезжая с охраняемым лицом, всегда были начеку и просчитывали различные ситуации, в которых могли оказаться: обороны, отхода в случае обстрела или нападения. На пути к дворцу - городской резиденции президента Афганистана, к которому приходилось ездить чаще всего, - знали каждый поворот, каждый переулок.
Г.И.Бояринов давал санкцию и нашей тройке на самостоятельные выезды по Кабулу для разведки маршрутов, изучения местности и обстановки.
В Кабуле было два знаменитых рынка: "Зеленый" и "Грязный". Сотрудникам по-сольства не советовали посещать эти рынки в одиночку, а на "Грязный" ходить вообще не рекомендовали, так как он был местом концентрации криминальных эле-ментов. Чисто бандитский район!
Втроем в штатском заезжали на эти рынки, оставив машину в укромном месте, бродили по торговым кварталам, знакомились с афганцами, с некоторыми впоследствии переходили на конспиративные отношения.
Не боялись "разгуливать" там, потому что могли дать неприятелю сильный отпор. Наверное, афганцы этот настрой чувствовали, поэтому никто нас не задевал, наиболее рьяные недоброжелатели просто отводили глаза в сторону. Видимо, исходила от нас уверенность, решимость, которую невозможно было не почувствовать. Но мне кажется, при удобном случае они могли бы содрать с нас шкуру, подвесив как баранов. Такие случаи, к сожалению, имели место в Афганистане.



"Не нужен мне берег турецкий и Африка мне не нужна ..."
 
ФадланДата: Понедельник, 04.03.2013, 18:28 | Сообщение # 35
Дуайен
Группа: Посольские.
Сообщений: 2088
Статус: Offline
Случайно нашел публикацию об Афганистане одного моего старого знакомого по работе еще в Багдаде Андрея Остальского:

фганский симптом
Андрей Остальский
Обозреватель Би-би-си

Нашей задачей было внимательно следить за международной реакцией на ввод войск в Афганистан, помогать составлять утреннюю сводку для правительства
Андрей Остальский
24 декабря 1979 года Николая Леонова и меня вызвали наши начальники и попросили остаться подежурить на ночь, толком не объясняя, что должно произойти.
Разумеется, в то время я и понятия не имел о существовании Николая Леонова (как и он - о моем). Разница в нашем статусе была колоссальной - я был рядовым сотрудником Редакции стран Востока ТАСС, а он - ни много ни мало - начальником аналитического управления Первого главка КГБ.

То, что я не был в курсе намеченного на ту рождественскую ночь вторжения советских войск в Афганистан, вряд ли можно считать удивительным. То, что также поступили с главным аналитиком советской политической разведки - кажется мне поразительным даже сейчас.

Только ближе к полуночи гендиректор Сергей Лосев вызвал меня с коллегой к себе и - под строгим секретом - объяснил, что происходит.

Нашей задачей было внимательно следить за международной реакцией на ввод войск в Афганистан, помогать составлять утреннюю сводку для правительства на этот счет, ну и, вообще, быть "под рукой, если что".

"Сверхсекретные" источники

Картина вырисовывалась невероятная: советские войска вторглись в этнически разобщенную, во многом средневековую страну, где далекие от реальности коммунисты-утописты из Народно-демократической партии представляли донельзя узкий социальный слой
Случайно в тот момент оказавшись "под рукой", я, арабист, вынужден был затем на много месяцев практически переквалифицироваться в "афганиста"! Я имел доступ к "сверхсекретным" в советском обществе источникам - таким как американские журналы "Таймс" и "Ньюсуик", не говоря уже о лентах Рейтер или Ассошиэйтед пресс.

Корреспонденты ТАСС тоже присылали немало интересного, в том числе так называемые информационные письма. В печать шла малая толика этого материала, а 99% публиковалось в служебных бюллетенях разной степени секретности.

Картина вырисовывалась невероятная: советские войска вторглись в этнически разобщенную, во многом средневековую страну, где далекие от реальности коммунисты-утописты из Народно-демократической партии представляли донельзя узкий социальный слой.

Мало того, фракция "Парчам", на которую решили сделать ставку советские товарищи, была в явном меньшинстве и в серьезных контрах с большинством внутри самой партии.

То есть предполагалось покорить это непонятное и никому никогда не подчинявшееся и враждебно настроенное общество с помощью сверхнепопулярного меньшинства внутри чрезвычайно непопулярного меньшинства! Ну, и, конечно, советских штыков.

Из поступавших сообщений было очевидно, что сопротивление носит массовый характер и постоянно растет. Что военные с трудом скрывают свою растерянность. Что руководители операции вообще не понимают, что они делают и с какой целью, просто понятия не имеют, во что они ввязались.

Вчетвером

Решение принималось Андроповым, Громыко и Устиновым (при поддержке Суслова), уломавших пытавшегося вяло сопротивляться Брежнева
Как же так, думал я, как могли все эти высокоумные аналитики из КГБ, Генштаба и ЦК так просчитаться? Только много лет спустя из воспоминаний генерал-лейтенанта Леонова я узнал, что аналитиков никто и не спрашивал.

Решение принималось Андроповым, Громыко и Устиновым (при поддержке Суслова), уломавших пытавшегося вяло сопротивляться Брежнева.

То, что советское население при этом получает очень скудную и, мягко говоря, неточную информацию, казалось мне само собой разумеющимся. Иначе в сложившейся системе быть не могло.

Но руководство, партийные лидеры - да читают ли они те закрытые сводки, которые я помогал готовить? Ну, и разведка, она же не зря хлеб ест, что-то там сообщает? Но уже в начале 1980 года я получил наглядный урок.

Меня, как новоявленного эксперта, пригласили рассказать о положении в Афганистане на закрытом заседании партактива Краснопресненского райкома КПСС, куда были допущены только самые проверенные из самых надежных.

Я, разумеется, не выступал ни с какими обличениями, а просто излагал известную мне фактуру: сколько человек реально входят в НДПА, сколько в "Парчам", а сколько в "Хальк", насколько влиятельны мусульманские моджахеды, какие, по различным оценкам, потери несут советские войска, строго атрибутируя каждую цифру, и так далее.

Публика в зале растерялась: люди не ожидали ничего подобного. Вдруг какой-то пожилой человек вскочил и закричал: "Все это - гнусная ложь! Ничего подобного там не происходит! Вы - клеветник и провокатор, я буду жаловаться в ЦК и КГБ!"

Уверен, что он пожаловался. Но дело замяли. Видимо, меня спасло руководство парткома ТАСС, имевшее связи наверху. Да и райкому скандал такого рода был ни к чему.

Но читать лекции об Афганистане мне категорически запретили, а вскоре и вовсе вернули на арабское направление. И я начал постигать странную на первый взгляд истину: советская власть предпочитает заниматься самообманом и верить той версии событий, которую "куют" ее собственные пропагандисты.

"Они прекрасно понимают..."

30 декабря "Правда" сообщила о гибели Хафизуллы Амина презрительно не удостоив его более звания президента и даже не назвав по имени - только по фамилии
Вскоре я прочитал одну занимательную книгу, изданную строго для "служебного пользования" - то есть только для ознакомления лиц, имеющих специальный допуск. Это были тексты секретных телеграмм, которые иранские студенты захватили в американском посольстве в Тегеране.

Самым поразительным документом была шифрограмма, отправленная послом США в Москве в ответ на срочный запрос из Вашингтона накануне советского вторжения в Афганистан.

Белый дом, видимо, получил разведданные о том, что такое вторжение готовится, и теперь срочно хотел узнать мнение посла о вероятности такого события.

Умный американский посол поднял своих боссов насмех. Смысл его послания - не держите советских лидеров за идиотов. Они прекрасно понимают, что интервенция в Афганистан будет означать конец надеждам добиться уступок Запада по ракетам среднего радиуса действия и другим вопросам контроля над вооружениями, отбросит СССР далеко назад в борьбе за европейское общественное мнение, поссорит его с исламским миром, ляжет непосильным бременем на экономику, посеет семена общественного недовольства... И так далее, и тому подобное. Логично, но...

30 декабря "Правда" сообщила о гибели Хафизуллы Амина презрительно не удостоив его более звания президента и даже не назвав по имени - только по фамилии. Она писала: "в результате поднявшейся волны народного гнева Амин вместе со своими приспешниками предстал перед справедливым народным судом и был казнен".

Но трудно было предположить, на что окажется готов пойти Советский Союз, чтобы заменить одного афганского диктатора на другого, чем-то пришедшегося ЦК и товарищу Андропову больше по нраву.

Пленных не брать

Сам президент Хафизулла Амин, любивший говорить, что он "более советский, чем советские", не поверил, когда ему доложили, что на него напали не моджахеды и не бойцы из враждебной партийной фракции, а советские коммандос, переодетые в афганскую форму
Я слышал, что и американцы долго отказывались верить сообщениям разведки о том, что на самом деле произошло во дворце Тадж-Бек. Сам президент Хафизулла Амин, любивший говорить, что он "более советский, чем советские", не поверил, когда ему доложили, что на него напали не моджахеды и не бойцы из враждебной партийной фракции, а советские коммандос, переодетые в афганскую форму.

Он, как и американский посол в Тегеране, опирался на анализ, на логику. Только услышав матерный рев бойцов "Альфы" под своими окнами, понял, как ошибся.

Из воспоминаний этих бойцов стали известны подробности, которым никто (и я в том числе) иначе бы ни за что не поверил: Амин, мечущийся по коридору в трусах и майке, с капельницей с физраствором в руках и все еще вставленной в вену иглой (накануне его пытался отравить сотрудник советский нелегальной разведки, устроившийся к президенту поваром - но ничего не подозревавшие советские врачи его спасли).

Приказ пленных не брать - убить всех, включая охрану, прислугу, родственников. Прятавшиеся по углам дворца, ошалевшие сотрудники КГБ, охранявшие Амина, которые, судя по всему, тоже должны были погибнуть (и некоторые, кажется, все-таки погибли, также как и прикомандированный к семье президента советский врач).

Сотрудники "Альфы", вопреки приказу отказавшиеся стрелять в женшин и детей (но кто-то все-таки в них стрелял). И вот еще одна цитата из мемуаров участника штурма-офицера госбезопасности: "Чавкающие от крови" ковры дворца.

Одного только не найти в этих воспоминаниях - ответа на вопрос: зачем?
 
KOZMAДата: Воскресенье, 31.03.2013, 13:31 | Сообщение # 36
Атташе
Группа: Пользователи
Сообщений: 49
Статус: Offline
Ещё в середине 80-х, мне рассказывал один из офицеров служивший в охране посольства, что до штурма, кажется летом, в Кабул прилетал Андропов Ю.В. Он вышел из посольства утром в сопровождении кажется одного человека и почти весь день отсутствовал. Но подтверждения этому я больше нигде не находил.
 
КоляДата: Воскресенье, 31.03.2013, 22:13 | Сообщение # 37
Админ развития.
Группа: Посольские.
Сообщений: 1816
Статус: Offline
Цитата (KOZMA)
Он вышел из посольства утром в сопровождении кажется одного человека и почти весь день отсутствовал. Но подтверждения этому я больше нигде не находил.

Может пивка ходил попить?
 
KOZMAДата: Воскресенье, 31.03.2013, 22:28 | Сообщение # 38
Атташе
Группа: Пользователи
Сообщений: 49
Статус: Offline
Да и шашлык-машлык тоже.
 
Форум » Войны и Военные конфликты. » Афганистан. » Как всё начиналось. (Принятие решения о вводе войск и штурм дворца Амина.)
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Поиск: