Ливан-русское присутствие
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 5 из 24«12345672324»
Форум » Войны и Военные конфликты. » Великая Отечественная. » Узники Шталага 365, г. Владимир - Волынский.
Узники Шталага 365, г. Владимир - Волынский.
ФадланДата: Пятница, 21.06.2013, 21:13 | Сообщение # 61
Дуайен
Группа: Посольские.
Сообщений: 2090
Статус: Offline
Артеменко Павел Данилович (12.7.1896-26.8.1950)
Командир 27-го стрелкового корпуса. Генерал-майор (4.6.1940).
Родился 12 июля 1896 г. на хуторе Тополи Двуречанского района Харьковской обл. (ныне Тополянский р-н Сумской обл). Украинец. Окончил 4 класса церковно-приходской школы, работал на паркетной фабрике.
В 1914 г. призван в Русскую императорскую армию. Участвовал в боях первой мировой войны на Западном фронте в составе 699-го Саровского пехотного полка. В боях отличился храбростью и направлен учиться в 3-х месячную учебную команду при 232-м запасном пехотном полку. По окончании команды в 1916 г. произведен в унтер-офицеры.
После развала царской армии вернулся домой и в ноябре 1917 г. вступил в Сумской партизанский отряд. Воевал с немцами и гайдамаками в районе Бахмача.
В мае 1918 г. вступил в Красную Армию. Служил в составе группы войск Сумского направления, был старшиной 1-го пограничного отряда, начальником конной разведки Сумского уездного военкомата, с апреля 1919 г. - помощник начальника пулеметной команды 38-го Украинского полка, затем командир взвода 1-го стрелкового полка Сумской крепостной бригады.
С июля 1919 г. воевал на Южном фронте - помощник начальника и начальник пулеметной команды 369-го стрелкового полка 123-й бригады 41-й стрелковой дивизии. В сентябре 1919 г. в бою у с. Камышловка Харьковской губернии был ранен. Участвовал в боях советско-польской войны 1920 г.
В начале мая 1921 г. после реорганизации 41-й стрелковой дивизии в составе 41-й кадровой стрелковой бригады влит в 396-й стрелковый полк 132-й стрелковой бригады 44-й стрелковой дивизии. В 1922 г. окончил Курсы при штабе 44-й стрелковой дивизии. В составе 396-го полка - и.д. начальника, затем помощника начальника и вновь начальника пулеметной команды; начальник полковой школы.
В 1924 г. окончил пехотную командную школу и сдал экзамены за среднюю школу. В августе 1927 г. окончил Киевскую объединенную военную школу и назначен на должности начсостава в 285-м стрелковом полку 95-й стрелковой дивизии УВО: командир пулеметной роты, командир стрелковой роты, и.д. командира батальона, командир и политрук роты, начальник полковой школы.
В 1931 г. окончил стрелково-тактические курсы усовершенствования комсостава РККА "Выстрел" им. Коминтерна.
С ноября 1933 г. - командир сначала 283-го, а с апреля 1937 г. - 285-го стрелкового полка 95-й стрелковой дивизии.
С августа 1937 г. - командир 95-й стрелковой дивизии в КВО.
С августа 1939 г. - командир 27-го стрелкового корпуса в КОВО.
В 1941 г. окончил КУНС при Академии Генштаба им. К.Е. Ворошилова.
С началом Великой Отечественной войны корпус под его командованием в составе 5-й и 37-й армий Юго-Западного фронта участвовал в приграничном сражении, а затем в Киевской оборонительной операции.
С 1 сентября 1941 г. - заместитель командующего войсками 37-й армии по тылу. В этой должности находился две недели, когда в окружение в районе Киева попал весь Юго-Западный фронт. 27 сентября 1941 г. пленен немецкими войсками.
Органы НКВД проводили тщательное расследование происходившего в Киевском котле на основании допросов тех, кому удалось выйти из окружения. Согласно этим показаниям, группа П.Д.Артеменко после долгого огневого боя была почти вся уничтожена, а сам он, исчерпав возможности сопротивления, сдался в плен. Его группа продержалась на сутки дольше, чем остальные части разбитой 37-й армии.
Однако официальный ход получила бумага, более напоминающая донос. В докладной записке начальника отдела боевой подготовки 40-й армии полковника Н.А.Никитина от 28 февраля 1942 г. заместителю начальника Главного управления кадров Красной Армии полковнику Свиридову говорилось: "О бывшем командире 27 ск генерал-майоре Артеменко П. Д. мне известно следующее: 26 сентября 1941 г., попав в тактическое окружение в районе села Семёновка Березанского района Киевской области, он сдался в плен фашистам вместе с группой командиров и бойцов. Группа состояла из следующих лиц: сын генерал-майора Артеменко Михаил был его адъютантом, бывший начальник снабжения корпуса майор Терпугов, бывший заместитель военкома корпуса старший политрук Воронин, "сестра" Тамара, фамилии ее не знаю (всегда ездила в машине Артеменко) и 4 красноармейца - шофер и трое из личной охраны Артеменко. Причина сдачи в плен, по словам этих трусов и предателей, - бесполезность жертвовать собой и терпеть лишения, т. к. положение безвыходное, добровольная сдача в плен гарантирует жизнь".
Военным трибуналом Юго-Западного фронта 10 апреля 1942 г. П.Д. Артеменко был осужден заочно по ст. 58, п. 1"б" УК РСФСР ("измена Родине военнослужащими") и приговорен к высшей мере наказания с конфискацией имущества.
В плену держался достойно. После пребывания во Владимир-Волынском лагере военнопленных, был вывезен в Германию. Содержался в лагере №73 (Нюрнберг) и №35 (Вейсенбург). От многочисленных предложений сотрудничества отказался.
В апреле 1945 г. освобожден американскими войсками. Репатриирован на Родину.
С мая по декабрь 1945 г. проходил спецпроверку в органах НКВД. По результатам проверки восстановлен в рядах РККА, дан ход представлениям к наградам, к которым он был представлен в 1941 г. и в 1946 г. награжден орденом Ленина и орденом Красного Знамени.
29 декабря 1946 г. арестован. 26 августа 1950 г. Военной коллегией Верховного суда СССР за "потерю управления войсками и добровольную сдачу в плен" смертный приговор был подтвержден и в тот же день он был приведен в исполнение. Захоронен в братской могиле на Донском кладбище Москвы.
9 февраля 2001 г. Главной Военной прокуратурой отказано в реабилитации, поскольку обвинение и осуждение П.Д. Артеменко было признано законным. Однако через 3 года после этого - 16 декабря 2004 г. генерал-майор Артеменко П.Д. был все же реабилитирован.

Использован материал газеты "Ваш шанс" №18 от 5.05.2010 г. г.Сумы.
 
ФадланДата: Пятница, 21.06.2013, 22:01 | Сообщение # 62
Дуайен
Группа: Посольские.
Сообщений: 2090
Статус: Offline
Тех.-инт. II р[ан]га Порошин Евгений Николаевич, рождения февраля 1913 г., [уроженец] Молотовской области, Верхне-Городковского р-на, Куликовского с/сов., деревни Конец-Гор. Место жительства семьи – Киевская область, гор. Белая Церковь.

В Красной Армии с апреля 1935 г., призван Молотовским облВК, гор. Молотов (бывшая Пермь).

20 сентября 1941 года пленен [в] Киевском окружении (Полтавская область, село Градищево, дер. Вороньки). В одном километре от деревни Вороньки [мы оказались] в яме, в которой имелся кустарник. Туда сгруппировалось большое количество военнослужащих, которые выходили из окружения; после чего яма была окружена танками и автоматчиками, и автоматчики сами выводили спрятавшихся в кустарнике военнослужащих.

До ноября 1941 г. [я] прошел этапные лагеря Хорол, Кременчуг. С ноября 1941 г. по июнь 1942 г. – лагерь [во] Владимире-Волынском, где [я] совершил побег, но неудачно, и в течение 4х месяцев болел тифом и другими болезнями от недоедания. С июня 1942 г. по июль 1942 г. [прошел] этап через лагеря Ченстохов, Хаммельбург. С июля 1942 г. по август 1943 г. – лагерь Хайд-Тахао, где [я] работал на кирпичном заводе в качестве землекопа глины и [выполнял] другие черные работы.
 
ФадланДата: Среда, 10.07.2013, 18:31 | Сообщение # 63
Дуайен
Группа: Посольские.
Сообщений: 2090
Статус: Offline
Изаксон Борис Иосифович

Военврач 3 ранга. Командир приемо-сортировочного взвода 78 омсб 44 гсд.
Родился 26.10.1896 г. в г.Либава. Образование высшее медицинское. Беспартийный.
Мобилизован в Красную Армию в 1941 г.
При выходе из окружения в районе Умани 14.8.1941 г. пленен в г. Белая Церковь и помещен в лагерь Шталаг-334 г. Белая Церковь.
11.12.1941 г переведен во Владимир-Волынский лагерь (Шталаг-365).
2.3.1942 г передан в СД. Расстрелян.
 
ФадланДата: Четверг, 05.12.2013, 17:12 | Сообщение # 64
Дуайен
Группа: Посольские.
Сообщений: 2090
Статус: Offline
Вариант от 27 июля 2013 г.
Г Л А В А V I I
Владимир - волынский офлаг

Предистория лагеря. Итак, 29 сентября 1941 г. мой тесть - Алексей Яковлевич Митрюшин, пройдя через цепочку сборных пунктов и транзитных лагерей, к концу седьмой недели пребывания в плену был доставлен из - под Умани во Владимир - Волынский. Здесь, в этом маленьком и уютном западноукраинском городке (30 тыс. чел. населения, 70 % евреи, остальные поляки и украинцы) был развернут самый крупный, по существу основной лагерь содержания советских офицеров, попавших в плен в зоне ответственности группы армий «Юг» вермахта, то есть на Украине, в Крыму, на Дону и под Сталинградом, на Северном Кавказе.
Как представляется, реальной точкой отсчета в истории этого лагеря следует считать секретное совещание, состоявшееся в марте 1941 г. в Берлине, в ставке верховного главнокомандования Вермахта. План нападения Германии на Советский Союз был к тому времени разработан, график подготовительных мероприятий сверстан и утвержден Гитлером, в работу включились исполнители разного профиля. Именно так, в рамках подготовки к большому походу на Восток, генерал - лейтенант Герман Райнеке, начальник Управления по делам военнопленных, вызвал в Берлин уполномоченных по делам военнопленных всех 17 военных округов , на которые к тому моменту была поделена территория тогдашнего Германского Рейха. Цель совещания - постановка и обсуждение «профильной задачи» в контексте военных действий против Красной Армии.
Позднее, в декабре 1945 г., один из участников совещания, генерал - лейтенант Курт фон Остеррайх , представлявший Данцигский военный округ, на допросе показал: «Генерал Райнеке сообщил нам под большим секретом о том, что ориентировочно в начале лета 1941 года Германия вторгнется на территорию Советского Союза и что в соответствии с этим верховным командованием разработаны необходимые мероприятия, в том числе подготовка лагерей для русских военнопленных, которые будут поступать после открытия военных действий на Восточном фронте. Все присутствующие на этом совещании начальники отделов по делам военнопленных получили конкретные задания по подготовке определенного количества лагерей для приема и размещения в них русских военнопленных…
В связи с ограниченным сроком генерал Райнеке приказал быстро провести все мероприятия по организации лагерей. При этом он указал, что если на местах не удастся в срок создать лагеря с крытыми бараками, то устраивать лагеря для содержания русских военнопленных под открытым небом, огороженные только колючей проволокой.
Далее Райнеке дал нам инструкцию об обращении с русскими военнопленными, предусматривающую расстрел без всякого предупреждения тех военнопленных, которые попытаются совершить побег.» ( 2 )
В соответствии с указаниями Г. Райнеке, после начала военных действий против СССР командование каждого военного округа должно было развернуть на оккупированных территориях по одному офлагу и 3 – 4 шталагов с ориентировочной вместимостью 10 тыс человек каждый. В дальнейшем это указание было очевидно скорректировано, поскольку К. фон Остеррайх получил задание обустроить в Данциге лишь один лагерь, но существенно большей вместимостью - до 50 тыс. чел. ( 3 ).
Можно с уверенностью предположить, что в число участников того мартовского совещания входил и генерал - майор Юлиус Даубер, начальник отдела военнопленных XI Ганноверского военного округа, где в числе других лагерей с середины сентября 1939 г. функционировал лагерь для взятых в плен польских офицеров - Офлаг XI A. Территориально этот лагерь размещался в бывших казармах германской армии возле городка Остероде, расположенного в горном массиве Гарц (Osterode am Harz). Судя по выложенным в интернете материалам, относящихся к пребыванию польских офицеров в немецком плену, условия их содержания в лагере в Остероде можно охарактеризовать скорее как вполне сносные, по крайней мере, на том этапе.
 
ФадланДата: Четверг, 05.12.2013, 17:17 | Сообщение # 65
Дуайен
Группа: Посольские.
Сообщений: 2090
Статус: Offline
Поляки содержались в этом лагере чуть менее года: с середины сентября 1939 г. по первую половину августа 1940 г. , когда поступила команда рассредоточить польских офицеров по другим лагерям военнопленных на территории Германии. А примерно с 15 августа в Офлаг XI A стали поступать французские офицеры, взятые в плен в ходе весенне - летней кампании во Франции в 1940 г.
Сохранились и были опубликованы интересные воспоминания одного из французских узников Офлага XI A - на тот момент капитана Пьера Дебре (2-я бронетанковая дивизия), который в деталях описал лагерные будни французских военнопленных, а также взаимоотношения между администрацией лагеря и пленниками. Вот на какие тяготы плена жалуется французский капитан: теснота в бараках содержания, спальные места на нарах, скудная и однообразная пища, ежедневные поверки «контингента», мелкие придирки низших чинов из числа охранников. А еще - рассказы о проблемах, проистекающих от монотонного образа жизни - скука, психологическая усталость пленных друг от друга. При этом ни одного упоминания о случаях расправ, публичных казней узников, просто актов насилия охранников и членов администрации лагеря над узниками.
Скудность и однообразие лагерного питания скрашивали приходившие продовольственные посылки - от Международного Красного креста, родственников и просто сердобольных буржуа. Как вспоминал П. Дебре, узники лагеря с удовольствием угощали друг друга деликатесами - шоколадом, сырами, домашними заготовками. Хотя, как особо отмечал П. Дебре, некоторое неудобство причиняли приходившие в посылках мясные изделия: из - за долгих сроков доставки от некоторых продуктов начинал исходить неаппетитный запах. Тогда полученную колбасу либо копчености хорошенько прожаривали на маленькой плите, которой была оборудована каждая из секций барака на 6 человек. В память автора воспоминаний врезался как очень досадный эпизод такой случай: один из его коллег, офицер марокканского происхождения, получил из дома посылку с пятью килограммами засоленных сардин и, собираясь поужинать ими, на всякий случай прожаривал сардины на плите, изводя своих соседей по секции чадом от рыбы не первой свежести.
П. Дебре описал, как французские офицеры пытались бороться с монотонностью бытия и скукой, которые, по его словам, порождали склоки и подрывали дух единения в лагере. Узники лагеря старались скрасить свои будни регулярным посещением богослужений, организацией спортивных соревнований, чтением цикла лекций по истории, литературе, искусству, благо специалистов по тем или иным отраслям знаний среди пленных хватало. Кроме того, в каждой секции лагерного барака висели репродукторы, и ежедневно по внутрилагерной трансляции волонтеры из числа узников лагеря зачитывали обзоры официальной германской прессы. Из числа таких добровольных комментаторов П. Дебре выделил оказавшегося в плену бывшего советника французского посольства в Берлине, который умел не только читать между строк, но и доводить «эзоповским языком» добытую из немецкой прессы информацию до своих коллег.
 
ФадланДата: Четверг, 05.12.2013, 17:17 | Сообщение # 66
Дуайен
Группа: Посольские.
Сообщений: 2090
Статус: Offline
П. Дебре откровенно признал, что новости конца 1940 - первой половины 1941 гг., то есть, цепь непрерывных побед германской армии над своими противниками, настраивали его и других узников лагеря на пессимистический лад. Видимо, по этой причине среди французских офицеров доминировали симпатии в пользу Вишистского режима, а призывы генерала Де Голля к сопротивлению находили в общем - то слабый отклик. Очень сильны были среди пленных антианглийские настроения: многие из них немалую долю вины за предоставление Гитлеру свободы рук в Европе возлагали на Лондон и его непоследовательное политическое руководство.
Интересно описывает П. Дебре события утра 22 июня 1941 г.: под звуки фанфар и бравурные репродукторы разнесли по всему лагерю весть о нападении Германии на Советский Союз. Этот поворот в ходе военных действий стал главным в разговорах и обсуждениях между пленниками на много недель вперед. По словам П. Дебре, некоторые из узников лагеря в этот и последующие дни активно донимали немецких сотрудников администрации лагеря с вопросами типа: «А что вы слышали о Великом походе Наполеона в Россию?..» С определенным злорадством автор воспоминаний отметил, что до немцев, к которым адресовались такие вопросы, подлинный смысл намеков не доходил.
Прикрепления: 4228035.jpg(50Kb)
 
ФадланДата: Четверг, 05.12.2013, 17:19 | Сообщение # 67
Дуайен
Группа: Посольские.
Сообщений: 2090
Статус: Offline
Передислокация. После открытия военных действий на советско - германском фронте, французские офицеры были спешно переведены в другие лагеря военнопленных. Более молодые в чинах и возрасте были переведены в Офлаг X A в Гамбурге, старшие офицеры, включая П. Дебре, были доставлены в лагерь IV D, расположенный в городке Эльстер - Хост. После 15 августа 1941 г. офицерский лагерь военнопленных в Остероде, Офлаг XI A, по словам П. Дебре, опустел и был закрыт. ( 4 ).
На самом деле в рамках указаний, данных в марте 1941 г. начальником управления по делам военнопленных вермахта Г. Райнеке, администрация Офлага XI A и его охранные подразделения из Остероде были переброшены на территорию СССР на предмет обустройства лагеря для плененных в ходе боев первых месяцев войны офицеров Красной Армии .
Выбор пал на Владимир - Волынский. Как представляется, это не было импровизацией или продуктом сиюминутного волюнтаристского решения армейского командира вермахта локального масштаба. Известно, что составной частью подготовки Германии к нападению на Советский Союз был сбор разведывательной информации по всему пространству будущего театра военных действий. Интенсивно велась разведка воздушная. Широко известен факт вынужденной посадки в Ровенской области немецкого разведывательного самолета с фотопленками, на которых были засняты военные аэродромы с размещенной на них авиационной техникой в приграничной полосе. Его, в частности, описал в своих воспоминаниях маршал К. Рокоссовский, на начало 1941 г. - командир механизированного корпуса в Киевском особом военном округе.
Но одновременно немцами велась и разведка наземная. Например, под предлогом делимитации новой границы между бывшей Польшей, превращенной немцами в провинцию Рейха в статусе «генерал - губернаторство», и Советским Союзом. В принципе, разграничительная линия между СССР и Рейхом на картах, приложенных к «Пакту Молотов - Риббентроп», практически везде была проведена по водным рубежам. Но тем немцы, видимо, специально искали неясные моменты по поводу линии прохождения границы и добивались направления в эти районы своих инспекций. Еще одним внешне убедительным предлогом для легальных поездок немецких разведчиков по всей приграничной зоне СССР был поиск мест захоронения этнических немцев - солдат германской и австрийской армий, погибших в годы Первой мировой войны.
Для такого рода изысканий Владимир - Волынский был идеальным объектом. Дело в том, что после третьего раздела Польши в правление Екатерины II город оказался по существу приграничным: от границы с соседом России - Австро - Венгерской империей Владимир - Волынский отделяли считанные километры. Прямых войн Россия с Австро - Венгрией не вела, но «яблоком раздора» между двумя империями на протяжении многих десятилетий были славянские провинции Турции на Балканах, и поэтому обе империи традиционно видели друг в друге друг друга потенциальных противников. В первой половине XIX века, в правление Николая I, на северной окраине Владимира, по дороге на соседний городок Ковель, были возведены казармы для размещения достаточно крупного воинского гарнизона. Накануне Первой мировой войны в возведенных казармах размещался Бородинский полк, который уже 3 августа 1914 г., то есть через два дня после официального открытия военных действий, отбил попытку захвата города австро - венгерской армией. На главном кладбище Владимира - Ладомирском, и в наши дни стоит памятник солдатам и офицерам Бородинского полка, погибшим в тех августовских боях 1914 г.
 
ФадланДата: Четверг, 05.12.2013, 17:19 | Сообщение # 68
Дуайен
Группа: Посольские.
Сообщений: 2090
Статус: Offline
Предвоенная фотография австрийского военного кладбища в г. Владимир - Волынский, на выезде из города в сторону Ковеля (будущая Ковельская улица). Здания казарменного типа на заднем плане - территория будущего Офлага XI A.

С 1915 по 1920 гг. Владимир - Волынский в результате общих неудач России в той войне оказался под оккупацией австрияков, которые «обжили» и военный городок. Видимо, там, в части бывших казарм Бородинского полка , располагались их госпитальные части, поскольку ранее пустовавшее пространство между городом и военными постройками было превращено в кладбище солдат и офицеров австрийской армии. О размерах этого кладбища можно судить по сохранившимся архивным фотографиям. В 1920 г. Владимир - Волынский вошел в «Восточные кресы» панской Польши, и в военном городке по Ковельской дороге разместились части польской армии. А в сентябре 1939 г. в казармах снова сменились обитатели: в городок въехала 87-я стрелковая дивизия Красной Армии (командир Ф.Ф. Алябушев).
Переменчивая история военного городка на Ковельском шоссе породила разные его названия - вначале обиходные, но в дальнейшем зафиксированные в официальных документах: «старые николаевские казармы», «военный городок по ул. Ковельской», «казармы Пилсудского», «сталинские казармы», «Stalin kazerne».
Наверняка, военный городок по улице Ковельской накануне войны должен был стать объектом пристального внимания со стороны немецкой разведки, а наличие перед городком австрийского военного кладбища давало повод проводить там многонедельные «изыскания» (после аншлюса 1938 г. Австрия официально стала частью Рейха, а бывшие австрийские подданные - гражданами Германии).
 
ФадланДата: Четверг, 05.12.2013, 17:20 | Сообщение # 69
Дуайен
Группа: Посольские.
Сообщений: 2090
Статус: Offline
Владимир - Волынский был оккупирован германской армией 23 июня 1941 г. В рамках указаний, данных Г. Райнеке на мартовском совещании 1941 г., соответствующие службы XI Ганноверского военного округа Германии должны были приступить к развертыванию офицерского лагеря в военном городке по улице Ковельская силами плановой вместимостью в 10 тысяч человек. Очевидно, было проведено определенное внутреннее переоборудование бывших военных казарм, а также сооружен капитальный четырехметровый забор из двух рядов колючей проволоки и четырех наблюдательных вышек по периметру военного городка. В дополнение к колючей проволоке по внешней стороне забора была проложена тропа для патрулей с служебными овчарками.
Владимир - волынский лагерь, согласно одному из немецких документов, официально был «введен в строй» 9 сентября 1941 г. Наверное, это надо понимать так, что к именно к 9 сентября была завершена переброска административного персонала и прикрепленного к ней охранного подразделения из Остероде во Владимир - Волынский, а также в основном было закончено переоборудование военного городка.

Oflag XIA Osterode Deutsches Reich 27/08/39 09/09/41 Kommandeur der Kriegsgefangenen im Wehrkreis XI
Oflag XI A Wladimir-Wolynsk Russland 09/09/41 17/04/42 Landesschützen-Bataillon 365
Следует обратить внимание на номер охранного батальона, прикрепленного к лагерю в г. Владимир - Волынский. С января 1942 г. владимир – волынский лагерь по немецким документам проходит как Шталаг 365.

С сентября 1941 г. офицерский лагерь во Владимир - Волынском носил «унаследованный» от лагеря в Остероде индекс «Офлаг XI A», с января 1942 г. в официальный оборот запущен индекс «Шталаг 365», хотя на персональные карты узников офицерского лагеря чуть ли не 1943 года резиновым штемпелем по - прежнему наносилась отметка «Offlag XI A».
Первые же пленные советские офицеры, судя по документам, хранящимся в ОБД, были доставлены во Владимир - Волынский в последних числах августа 1941 г. В частности, 28 августа из Новоград - Волынского был доставлен военврач 96-й мсб Ломжария Илья Иванович, 29 августа из г. Ровно - военврач 637-го сп Кальсин Николай Иванович и воентехник 299-го пульбата Титов Александр Николаевич. Но скорее всего, эти военнопленные были доставлены в рамках комплектования штатов лагерного лазарета - ревира и для доводки технического оборудования лагеря. ( … )
Одновременно с созданием лагеря для военнопленных - офицеров - «офлага» в черте Владимира - Волынского шло развертывание еще одного лагеря - для рядового состава, «шталага». Для этих целей было решено приспособить другой военный городок - по улице Устилужской, где накануне войны дислоцировалась 41-я танковая дивизия РККА. Особый индекс или номер этому шталагу не присваивался, и в немецких документах (например, в докладе Е. Кумминга, о котором пойдет речь ниже) он проходил под названием «владимирский шталаг», а в обиходе - «панцерный лагерь».
Судя по всему, оба лагеря - офицерский и для рядового состава, с самого начала составляли единую структуру. Хотя пока здесь не все до конца ясно и понятно. Наверняка, были общее командование, общая охрана, общая интендантская база. А вот документация, очевидно, была раздельной. Либо в отношении узников отделения лагеря для рядового состава документация велась в «упрощенном режиме», либо не велась вообще. Но при этом все равно остаются вопросы. Например, в составе партии военнопленных - младших командиров, доставленных во Владимир - Волынский 24 сентября 1941 г. эшелоном из Ровно, проходит рядовой Ищенко Максим Егорович (плен. 08.08. 1941 г., лагерный № 22, ум. 05.04. 1942 г.). По немецким правилам, совместное содержание офицеров и рядовых не допускалось. Поэтому применительно к ситуации с М.Е. Ищенко напрашивается вывод: он после прибытия во Владимир - Волынский прошел регистрацию, получил лагерный номер и остался среди офицерского состава. Применительно к ситуации 1941 г. - случай единственный.
 
ФадланДата: Четверг, 05.12.2013, 17:22 | Сообщение # 70
Дуайен
Группа: Посольские.
Сообщений: 2090
Статус: Offline
И, насколько можно судить, силами XI Ганноверского военного округа в рамках полученного от Г. Райнеке задания был развернут еще один лагерь для советских военнопленных - для раненых офицеров, расположенный поблизости от Владимира - Волынского - в г. Луцке. Этому лагерю был присвоен присвоен индекс «Шталаг 365/ Z» (буква Z указывалась на госпитальный профиль лагеря, а цифра - подчиненность головному лагерю с этим индексом). На примере некоторых офицеров, плененных в Уманском котле», видно, что некоторые раненые вначале направлялись на излечение в луцкий лагерь, а затем, по выздоровлении, переводились во Владимир - Волынский.
Четвертый лагерь военнопленных, развернутый, как можно предположить, по линии XI Ганноверского военного округа, также располагался рядом с Владимир - Волынским - в городке Ковель. Лагерь «Шталаг 301» был небольшим и проходил под своим индексом до начала 1942 г, когда стал проходить по немецким документам как «Zweiglager», «вспомогательный лагерь» при головном лагере во Владимире - Волынском.
Прикрепления: 3292430.jpg(126Kb)
 
zvyagelДата: Четверг, 05.12.2013, 17:25 | Сообщение # 71
Атташе
Группа: За баней
Сообщений: 17
Статус: Offline
Цитата Фадлан ()
Выложенный текст знаком до боли: это мои собственные представления о владимир - волынском лагере года два назад

Дайте пожалуйста ссылку, я к сожалению авторства не встретил.
 
ВВЛДата: Понедельник, 03.02.2014, 12:31 | Сообщение # 72
Атташе
Группа: Стажёры.
Сообщений: 14
Статус: Offline
[quote=Фадлан;6684]Еще немного информации о генерале С.А Ткаченко:

"В инете видел информацию, что после пленения он находился во Владимир-Волынском госпитале, а после выздоровления - в ноябре во Владимир-Волынском лагере военнопленных.
Если судить по документам, то 20.10.41 г он прибыл в офлаг Хаммельбург (XIII-D) из лагеря Офлаг ХI–A (Остероде).
В конце 1942 года он был переведен в концлагерь Флессенбург, а зимой 1945 года - в лагерь Заксенхаузен." [/quote]

Здравствуйте!
В соответствии с имеющейся на данной момент информацией не найдено подтверждения о нахождении генерала Ткаченко в Голованевском лагере, как и Владимир-Волынском госпитале. По все видимости, это тоже мифы. На данный момент прошу воспользоваться его биографией, выложенной на сайте 44-й дивизии.

Ткаченко Семен Акимович (24.05.1898-2.02.1945)

Родился 24.05.1898 г в деревне Плахтеевка Тарамского района Днепропетровской области Украины в семье крестьянина. Еще ребенком вместе с семьей переехал в деревню Николаевка Кротовской волости Тобольской губернии. Семья была бедной, поэтому работал с малых лет, пас скотину, батрачил.
В 1919 году добровольно вступил красноармейцем в 51-ю стрелковую дивизию и в составе дивизии воевал на Восточном фронте против армии Колчака.
Летом 1920 г в составе 51-й стрелковой дивизии, переброшенной на Южный фронт, участвовал в боях против армии Врангеля сначала рядовым красноармейцем, а затем на должностях начальствующего состава.
В ноябре 1920 г после боев под Ишунью назначен командиром взвода 2-й роты 452-го стрелкового полка, а за проявленное мужество награжден орденом Боевого Красного Знамени.
После окончания гражданской войны выяснилось, что он не знает грамоты и умеет только расписываться. Для ликвидации неграмотности и обучения на красного командира был направлен учиться на Одесские пехотные командные курсы, которые окончил в 1921 г.
В составе 51-й Перекопской стрелковой дивизии занимал различные командные должности от командира взвода (152-й сп), до командира батальона (с 1.04.1929 г в составе 153-го сп).
В 1921 г в Тирасполе, где дислоцировался 152-й стрелковый полк 51-й Перекопской стрелковой дивизии, вновь отличился в борьбе с бандформированиями, за что был награжден вторым орденом Боевого Красного Знамени.
В 1926 г был принят и в 1927 г окончил Киевскую высшую объединённую школу командиров РККА имени С.С. Каменева.
25 ноября 1929 г назначен командиром батальона 137-го Киевского стрелкового полка 46-й стрелковой дивизии (УВО).
С 10 апреля 1930 г. слушатель подготовительного курса Военной Академии РККА им. М.В. Фрунзе, которую окончил 4 мая 1934 г.
После окончания академии назначается помощником командира по строевой части 79-го стрелкового полка 27-й стрелковой Омской Краснознаменной дивизии им. Итальянского пролетариата (БВО). 16 декабря 1935 г. он назначается командиром и военкомом 79-го стрелкового полка.
13 января 1937 г. командир и военком 79-го стрелкового полка майор Ткаченко С.А. освобождается от занимаемой должности и зачисляется в распоряжение Управления по нач. составу РККА.
19 марта 1937 г. назначается помощником командира по строевой части 53-го стрелкового полка 18-й стрелковой Ярославской Краснознаменной дивизии.
19 июня 1938 г. назначается помощником командира 31-й стрелковой Сталинградской дивизии (гор. Астрахань, ЗакВО).
19 августа 1939 г. назначается командиром 28-й горно-стрелковой Горской Краснознаменной дивизии им. В.М.Азина.
8 января 1940 г приказом НКО №048 назначен командиром 44-й стрелковой Киевской Краснознаменной дивизии. В составе дивизии участвовал в Советско-Финляндской войне.
С 22.06.1941 г 44-я горно-стрелковая Киевская Краснознаменная дивизия под командованием генерал-майора Ткаченко А.С. участвует в боях в составе 13 ск 12-й армии Юго-Западного фронта, а затем Южного фронта.
22 июля 1941 г. дивизия отличилась в боях при Липовец Винницкой области, разгромив Словацкую моторизованную ("Быструю") бригаду.
7 августа 1941 г в ходе боя при прорыве из окружения в районе с. Подвысокое Кировоградской области был ранен в голову и правую руку, но продолжал командовать дивизией. После того, как поступил приказ выходить из окружения группами и в одиночку, выходил из кольца в составе группы офицеров управления дивизии. Есть свидетельства, что в районе Подвысокого был пленен, но сразу же бежал.
В одиночку пробирался к линии фронта. 30 августа 1941 г. в с.Узин, что за Белой Церковью, был задержан местными полицейскими и опознан предателем. Передан в полевую фельджандармерию №198 6-й полевой армии вермахта.
Сначала содержался в Дулаг №170 (г.Белая Церковь). Через несколько дней переведен в Дулаг №201 (г.Житомир), затем в Владимир-Волынский лагерь военнопленных (Офлаг ХI-A), а 22.10.1941 г. доставлен в офицерский лагерь Офлаг-XIIID (Хаммельбург)
. В офицерском лагере военнопленных Офлаг-XIIID (Хаммельбург) являлся активным участником группы сопротивления, был членом комитета подпольной организации. За участие в подпольной организации и подготовку побега летом - начале осени 1942 г. совместно с другими руководителями лагерного подполья арестован и заключен в Нюрнбергскую тюрьму гестапо.
В феврале 1943 г. переведен в штрафной концлагерь Флессенбург. Летом 1943 г. направлен в составе рабочей команды на работы откуда пытался совершить побег.
30.9-5.10.1943 года переведен в концентрационный лагерь Заксенхаузен, где также участвовал в работе подпольной организации (отвечал за подготовку боевых групп). Когда гестапо стало известно о готовящемся восстании, в ночь с 2 на 3 февраля 1945 г. более 200 подпольщиков-военнопленных были отобраны для уничтожения. По дороге в крематорий по команде генерала Ткаченко С.А. советские военнопленные набросились на конвой и в неравной схватке все погибли.
Майор (с 17.02.1936 г); полковник (с 16.08.1938 г); комбриг (29.04.1940 г); генерал-майор (Постановление 4.06.40 г №945).
Награжден двумя орденами Красного Знамени в 1920 и 1921 г (Прик.РВСР № 201 от 1921 г.), медалью XX-лет РККА (1938 г).
Имя генерала Ткаченко С.А. носит переулок в пос. Таромское города Днепропетровск. В 1986 г. его именем также была названа улица в городе Болехов, где перед войной дислоцировался штаб 44-й горнострелковой дивизии.
 
ФадланДата: Понедельник, 03.02.2014, 12:47 | Сообщение # 73
Дуайен
Группа: Посольские.
Сообщений: 2090
Статус: Offline
Цитата ВВЛ ()
Здравствуйте!
В соответствии с имеющейся на данной момент информацией не найдено подтверждения о нахождении генерала Ткаченко в Голованевском лагере, как и Владимир-Волынском госпитале. По все видимости, это тоже мифы. На данный момент прошу воспользоваться его биографией, выложенной на сайте 44-й дивизии.

Я очень плотно работаю по теме Владимир - волынского офлага, пишу книгу. Насчет пребывания генерала Ткаченко в этом лагере можете не сомневаться. Выкладываю соответствующие пассажи из рукописи:

... В эту же первую группу советских генералов, воевавших у с. Подвысокое и доставленных во Владимир - Волынский, вошел и командир 44-й горнострелковой дивизии генерал - майор С. А Ткаченко. Его пленили 7 августа 1941 г. и неузнанного отконвоировали в составе колонны военнопленных до сортировочного лагеря - дулага в г. Гайсин, где «как украинца» отпустили на свободу. Однако на пути к линии фронта в районе Белой Церкви (с . Усин) 30 августа С.А. Ткаченко был опознан местными полицаями, схвачен и вновь передан немцам. 4 октября 1941 г. он был доставлен из Шепетовки во Владимир - Волынский, где ему был присвоен лагерный № 1207. 22 октября, то есть, 18 дней спустя, он был этапирован в Офлаг XIII D в Хаммельбурге (Германия).

Фото: генерал - майоры Семен Акимович Ткаченко (командир 44-й горнострелковой дивизии), Константин Леонидович Добросердов (начальник штаба 37-й армии) и Константин Ефимович Куликов (командир 196-й стрелковой дивизии). Все трое числе других советских генералов прошли владимир - волынский офлаг осенью 1941 г.

Из воспоминаний одного из выживших узников владимир - волынского лагеря Виктора Иосифовича Бойко: «В конце сентября 1941 г. я встретил своего командира 44-й дивизии генерал - майора Ткаченко. Он был в длинной кавалерийской шинели, тощий, как и все военнопленные. С окружения вышел. В плен попал около Днепра. Говорили, что его выдал немцам его же шофер.
В это время здесь находился командующий 12-й армии генерал - майор Понеделин. Говорили, что командующий 6-й армии генерал - лейтенант Музыченко и другие генералы были в этом лагере. Потом их куда - то вывезли.» ( … )
Более или менее ясная картина вырисовывается с советскими генералами, плененными в «Киевском котле» с сентябре 1941 г. Командир 196-й стрелковой дивизии, начавшей войну в составе 18-й армии прикрытия госграницы (Одесский военный округ), К.Е. Куликов вместе со своими бойцами 15 сентября 1941 г. попал в окружение и 21 сентября был пленен. 4 октября 1941 г. эшелоном из Шепетовки (дулаг № 355) вместе с генерал - майором С.А. Ткаченко был доставлен во Владимир - Волынский, где ему был присвоен лагерный № 1208 (у С.А. Ткаченко был лагерный № 1207). Через 16 дней, то есть, 20 октября 1941 г. К.Е. Куликов был этапирован в Германию, Офлаг XIII D в … "
 
ФадланДата: Понедельник, 03.02.2014, 12:55 | Сообщение # 74
Дуайен
Группа: Посольские.
Сообщений: 2090
Статус: Offline
Пересыльная карта генерал - майора С.А. Ткаченко, выписанная в лагере XIII D в Хаммельбурге (Германия). У нижнего обреза карты видны отметки «Oflag XI A» и лагерный номер, присвоенный С.А. Ткаченко во Владимире - Волынском - 2107 (соответствует эшелону, прибывшему 4 октября 1941 г. из Шепетовки и Бердичева).
Прикрепления: 7004561.jpg(157Kb)
 
ФадланДата: Понедельник, 03.02.2014, 12:58 | Сообщение # 75
Дуайен
Группа: Посольские.
Сообщений: 2090
Статус: Offline
Если есть вопросы еще, задавайте! Готов ответить.

Кстати, у меня в архивах есть копия допроса генерал - майора С.А. Ткаченко после его повторного пленения в с. Усин.
 
Форум » Войны и Военные конфликты. » Великая Отечественная. » Узники Шталага 365, г. Владимир - Волынский.
Страница 5 из 24«12345672324»
Поиск: