Ливан-русское присутствие
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Войны и Военные конфликты. » Ближний Восток. » "Сабра" и "Шатила".
"Сабра" и "Шатила".
АЛАБАЙДата: Вторник, 17.06.2014, 23:32 | Сообщение # 1
Админ
Группа: Администраторы
Сообщений: 2109
Статус: Offline
"Сабра и Шатила" Ариэля Шарона.

23 года назад, 14 сентября 1982 года, фалангисты учинили резню в ливанских лагерях палестинских беженцев Сабра и Шатила, расположенных в предместье Бейрута. Эти события, равно как и причастность к ним ЦАХАЛа, вызвали тогда колоссальный резонанс в Израиле и во всем мире. Ариэля Шарона, в то время возглавлявшего израильское оборонное ведомство, накрепко "привязали" к происшедшему в Сабре и Шатиле. Инцидент этот несмываемым пятном лег на его личную репутацию и на репутацию всей страны.
Итак, сентябрь 1982 года. Три месяца назад началась ливанская военная кампания. Подразделения ЦАХАЛа, находившиеся в Ливане, частично контролировали Бейрут. 14 сентября было совершено покушение на президента Ливана и лидера христианских боевиков-фалангистов Башира Жмайеля. Террористы взорвали мощный заряд на крыше здания, в котором располагался его штаб (фаланги - это вооруженные силы, созданные ливанскими христианами еще в 1936 году и ставившие перед собой цель захвата власти в этой стране). В 70-е годы лидеры фалангистов - Жмайель и члены его семьи - установили тесные связи с израильским "Мосадом", который оказывал им помощь в процессе шедшей тогда в Ливане гражданской войны. Когда в 1982 году началась ливанская кампания, ЦАХАЛ возлагал немалые надежды на поддержку фалангистов, которым, в свою очередь, должен был по окончании военных действий помочь в создании правительства во главе с Баширом Жмайелем. Однако эти планы были сорваны, в первую очередь, из-за убийства Жмайеля, во вторую - в связи с тем, что его брат и политический наследник Амин Жмайель отмежевался от договоренностей с Израилем. Позже, когда Израиль ушел из Ливана, фаланги раскололись на несколько организаций.
После убийства Башира Жмайеля ЦАХАЛ вошел в западные районы Бейрута с целью осуществить зачистку, как теперь принято говорить, лагерей палестинских беженцев на предмет ликвидации террористов. Однако по зрелом размышлении эта миссия была возложена на фалангистов и ЦАДАЛ -Южноливанскую армию. Координацию между ЦАХАЛом и фалангистами осуществлял командующий израильскими войсками в Бейруте полковник Амос Ярон. Тот самый Ярон, который примерно с месяц назад ушел с поста генерального директора министерства обороны. На переговорах с фалангистами Ярон предупредил их, что мирные обитатели лагерей палестинских беженцев пострадать не должны. Однако 15 сентября разъяренные убийством Жмайеля фалангисты окружили Сабру и Шатилу, а несколькими часами позже ворвались туда и, презрев предупреждение израильтян, учинили кровавую резню. Были убиты сотни мужчин, женщин и детей - по официальным данным, около 800 человек. Вошедшие в лагеря солдаты ЦАХАЛа и ЦАДАЛа, а также группа ливанских врачей, стали свидетелями ужасающих картин. Фалангисты "порезвились" от всей души, насилуя женщин, взрывая дома и глумясь над телами убитых.
Разумеется, командование ЦАХАЛа понимало, что фалангисты пожелают отомстить за гибель своего лидера и в пылу гнева не станут выбирать жертв. Это обстоятельство и легло в основу обвинений, которые были предъявлены тогдашнему начальнику генштаба ЦАХАЛа Рафаэлю Эйтану и министру обороны Ариэлю Шарону. Их упрекали в том, что они не остановили фалангистов и не предотвратили резню.
В Ливане были потрясены произошедшим в лагерях Сабра и Шатила, и вскоре сведения о трагедии стали просачиваться в западные и израильские СМИ. Активисты движения "Шалом ахшав" немедленно провели в Тель-Авиве массовую демонстрацию протеста. Менахем Бегин, возглавлявший тогда правительство, вынужден был под давлением изнутри и извне организовать расследование обстоятельств трагедии в Сабре и Шатиле и причастности к ним Ариэля Шарона и других военачальников. Поначалу Бегин распорядился провести обычную проверку, не углубляясь особо в детали, Но давление на него усиливалось, и 28 сентября ему пришлось сформировать правительственную комиссию под руководством судьи БАГАЦа Ицхака Коэна.
На протяжении четырех месяцев члены комиссии Коэна заслушали показания 58 человек, в той или иной мере имеющих отношение к произошедшему в Сабре и Шатиле, было собрано несколько десятков дополнительных свидетельств и улик. 7 февраля 1983 года комиссия обнародовала свои выводы. "Ответственность за трагедию целиком и полностью лежит на фалангистах, - говорится в 149-страничном отчете. - Ни один представитель израильской стороны не вынашивал намерений нанести ущерб мирному населению лагерей". Комиссия выявила некоторые неувязки в действиях ряда израильских военных и политиков, воздержавшись от включения в их число Менахема Бегина, которого, впрочем, упрекнула в безучастности к тому, что происходит в Ливане, и, следовательно, отчасти ответственному за инцидент в Сабре и Шатиле.
А вот Ариэля Шарона комиссия обвинила в том, что он, возможности резни, не сделал ничего для того чтобы ее предотвратить. Принимая решение запустить фалангистов на территорию лагерей, Шарон, по мнению комиссии, должен был предпринять меры по предотвращению убийства их мирного населения. И тем самым как министр обороны не выполнил свой долг. Комиссия рекомендовала главе правительства сместить Шарона с этого поста (аналогичные рекомендации комиссия выдвинула относительно начальника генштаба ЦАХАЛа Рафаэля Эйтана и руководителя АМАНа Иегошуа Саги). Менахему Бегину пришлось сместить Ариэля Шарона с поста главы оборонного ведомства, и тот остался в правительстве в качестве министра без портфеля. В правительстве национального единства, которое было сформировано в 1984 году, Шарон получил пост министра промышленности и торговли.
Члены комиссии не обошли вниманием даже Ицхака Шамира, который в начале 1980-х занимал пост министра иностранных дел Израиля. Шамир, указывается в отчете, проигнорировал информацию, переданную ему министром Мордехаем Ципори сразу после начала резни в Сабре и Шатиле. На этот счет вывод комиссии был совсем уж далек от сути рассматриваемого дела: мол, сложилась недопустимая ситуация, когда один министр не обращает внимания на мнение другого министра, она обусловлена сложными взаимоотношениями в правительственном кабинете, и явление это внушает тревогу. Упомянут в отчете комиссии Коэна и глава "Мосада" Ицхак Хофи: по мнению судей, он обязан был принять в расчет возможность того, что фалангисты, войдя в лагеря палестинских беженцев, совершат неадекватные действия, желая отомстить за гибель Башира Жмайеля. Вместе с тем комиссия пришла к выводу, что мера его ответственности в данной ситуации весьма невелика.
Пожалуй, больше всего досталось полковнику Амосу Ярону: комиссия рекомендовала сместить с командного поста на три года.
Командующий войсками Северного округа генерал Амир Дрори был признан комиссией лишь косвенно ответственным за произошедшее в Сабре и Шатиле. В отчете указано, что Дрори нарушил свой должностной и воинский долг и не предотвратил вполне ожидаемую резню. Он был снят с поста командующего и направлен на учебу.
Ну, а в Ливане повозмущались, поплакали, повздыхали - и избрали Амина Жмайеля президентом. Как мы уже отметили, сразу после убийства брата Амин отказался от каких бы то ни было договоренностей с Израилем и повел Ливан по арабскому пути, а не прозападному, как того желали ливанские христиане. Амин поступил вполне логично. Он обладал широкими и связями в мусульманской общине Ливана и довольно тесно контактировал с проживавшими в этой стране палестинцами. Амин Жмайель занимал пост президента Ливана до 1988 года и считался умеренным лидером.
Трагедия Сабры и Шатилы не прошла для Израиля бесследно. По окончании ливанской военной кампании в стране развернулся широкий общественный диспут по данному поводу. Многие требовали ответа на вопрос о том, почему правительство Израиля так слабо осведомлено о планах ЦАХАЛа. Выяснилось, что военная операция, санкционированная правительством, призвана была оградить Израиль от обстрелов "катюшами" и террористических вылазок со стороны.Ливана. По первоначальным планам, ЦАХАЛ должен был углубиться в территорию Южного Ливана не более чем на 40 километров, установить контроль над буферной зоной и осуществить там оперативные антитеррористические действия. Вся операция должна была занять несколько дней, однако затянулась на месяцы и приняла характер настоящей войны, в которой погибли и получили ранения сотни израильских военнослужащих. Кое-кто до сих пор считает, что Ариэль Шарон попросту обманул Бегина. Другие не уверены, что Бегин вообще был в курсе того, что происходило в Ливане. Шарон, мол, информировал его лишь в той мере, в какой считал необходимым,
Когда армейская операция, затянувшись, переросла в войну и из Ливана ежедневно стали доставлять убитых и раненых, по Израилю прокатилась волна демонстраций протеста, направленных против главы правительства Менахема Бегина. В августе 1984 года, через 14 месяцев после начала ливанской кампании, Бегин объявил об уходе в отставку. "Я больше не могу", - сказал он, не вдаваясь в истинные причины своего решения. Однако нетрудно было догадаться: Бегин страдал из-за того, что число убитых и раненых израильтян увеличивается день ото дня, и не менее болезненно воспринял тот факт, что министр обороны в его правительстве, не посвящая его в истинные детали происходившего, втянул страну в длительную и кровопролитную войну. Почти сразу после отставки состояние здоровья Бегина резко ухудшилось, он практически не выходил из своего иерусалимского дома до самой своей кончины в марте 1992 года.
А что Ариэль Шарон? Под шквалом международной критики он превратился в антигероя. Не выбирали выражений и израильские журналисты. Шарон даже предъявил судебные иски ряду газет, в том числе американских, которые особенно усердствовали, обвиняя его в трагедии Сабры и Шатилы, и предпринял поистине гигантские усилия, пытаясь обелить себя как военачальника и политика. Он утверждал, что все свои решения принимал исключительно с ведома правительства.
Тень Сабры и Шатилы нависала над Шароном долгие годы. Кое-кто утверждает, что столь кардинальные перемены в мировоззрении Шарона, происшедшие за время его пребывания на посту главы правительства, - результат ливанской войны и той душевной травмы, которую он пережил в связи с ней, результат его стремления во что бы то ни стало смыть с себя пятно позора, избавиться от имиджа "хладнокровного чудовища".
http://piratyy.h14.ru/artikle/sharon.html


"Не нужен мне берег турецкий и Африка мне не нужна ..."
 
АЛАБАЙДата: Вторник, 17.06.2014, 23:36 | Сообщение # 2
Админ
Группа: Администраторы
Сообщений: 2109
Статус: Offline


"Не нужен мне берег турецкий и Африка мне не нужна ..."
 
АЛАБАЙДата: Вторник, 17.06.2014, 23:46 | Сообщение # 3
Админ
Группа: Администраторы
Сообщений: 2109
Статус: Offline
Сабра и Шатила. Годовщина, забытая всеми

Это произошло 31 год назад, 16 сентября 1982 г. Расправа была столь ужасающа, что многие до сих пор не могут о ней забыть. Для жертв и горстки выживших это был 36-часовой холокост без капли милосердия. Он был спланированным и контролируемым. Но по сей день убийцы так и не наказаны.

Сабра и Шатила, два лагеря беженцев в Ливане, стали театром этой расправы. Первый уже стерт с лица земли, а второй остается жутким напоминанием о бесчеловечности одних людей по отношению к другим – мужчинам, женщинам и детям, более конкретно – бесчеловечности Израиля и людей, продвигавших его интересы.

Были международные свидетели – врачи, медсестры, журналисты – которые видели жутчайшие сцены и тщетно пытались донести до мира увиденное. Это была человеческая дикость и варварство в худших проявлениях, и д-р Анг Сви Чай была одним из очевидцев всего этого во время работы в Палестинском обществе красного полумесяца (PRCS).

Люди со следами пыток. Почерневшие тела, от которых доносился смрад обожженной плоти от тока электрических проводов, все еще обвивавших их безжизненные конечности.

Люди с вылезшими из орбит глазами. Неузнаваемые лица с черными пробоинами, погрузившиеся их в темноту еще до наступления смерти.

Изнасилованные женщины, и не по одному разу – по два, три, четыре – подвергшиеся ужасной жестокости, с разорванными по разные стороны ногами, и даже куска ткани не нашлось, чтобы закрыть их наготу в момент смерти.

Дети взрывались заживо, поэтому вокруг было рассеяно множество частей тела, и было невозможно опознать их принадлежность. Казненные семьи. Забрызганные кровью стены домов, где членов семей в приступе ярости забивали до смерти или выстраивали в ряд и убивали по очереди. Там находились журналисты, которые могли рассказать страшнейшие истории, но ни одна из этих статей не попала на первые страницы газет и не заставила парламентариев потребовать ответа от виновных.

Женщин расстреливали в кухнях, где они готовили еду. Безголовое тело ребенка в подгузнике, лежащее рядом с телами двух мертвых женщин. Младенец, убитый пулей в спину. Убитые дети, чьи тела почернели от разложения, засунутые в мусорные мешки вместе с испорченной израильской военной техникой и пустыми бутылками от виски. Кастрированный старик, над разорванными кишками которого летали стаи мух. Дети с перерезанным горлом. [Все этисвидетельства приведены очевидцами и опубликованы еще 30 лет назад].

Один из выживших, 35-летний Нухад Срур, вспоминает: «Я нес на руках свою годовалую сестренку, она кричала, «мама, мама», и вдруг тишина. Я посмотрел на нее, а ее мозги вываливались из головы прямо мне на руку. Я посмотрел на человека, выстрелившего в нас.Никогда не забуду его лицо. После этого я почувствовал, как пули пронзили мое плечо и палец. Я упал. Я не потерял сознание, но притворился мертвым».

Статистические данные по количеству убитых различаются, но даже по данным израильских военных убито было 700 человек, а израильский журналист Амнон Капелюк назвал цифру в 3500. По оценкам PRCS, жертвами стало свыше 2000 человек.

Спустя 15 лет журналист Роберт Фиск, который одним из первых оказался на месте событий, сказал: «Если бы палестинцы 15 лет назад убили 2000 израильтян, есть ли у кого сомнения, что мировая пресса и телевидение вспомнили бы такое ужасное деяние сегодня утром? И все же, на этой неделе ни одна газета в Соединенных Штатах или Британии даже не упомянула о годовщине событий в Сабре и Шатиле».

Израиль хотел выдворить Палестинскую освободительную организацию (PLO) из Ливана и 6 июня 1982 г. начал разрушительную военную операцию против ливанского и палестинского гражданского населения на юге Ливана.

К 1 сентября 1982 г. посол Соединенных Штатов Филип Хабиб договорился со сторонами о прекращении огня, и Арафат вместе со своими людьми сдал оружие и был вывезен из Бейрута под американские гарантии безопасности мирных жителей, оставшихся в лагерях беженцев. Однако как только миротворцы покинули регион, израильский министр обороны Ариэль Шарон пообещал уничтожить «2000 террористов, скрывающихся в лагерях Сабра и Шатила».

Шарон велел обстреливать лагеря, и бомбардировки продолжались весь день и вечер 15 сентября 1982 г. На следующий день ливанское праворадикальное [христианское] вооруженное формирование, известное как фалангисты, обученное и вооруженное израильской армией, вошло в лагеря и произвело расправу над безоружными жителями, за которой наблюдал генерал Ярон и его люди. В течение 36 часов по указке израильской армии убийства не прекращались, военные держали кордон вокруг лагерей, чтобы ни один из их жителей не смог спастись от террора.

Хотя израильская следственная комиссия Кахана не обнаружила никакой вины за израильтянами, она все же пришла к выводу, что на Шароне лежит «личная ответственность» за «непринятие должных мер для предотвращения или сокращения риска расправы» при отправке фалангистов в лагеря.

Шарон ушел в отставку, но остался на должности министра без портфеля. Лишь Международная комиссия по расследованию во главе с Шоном МакБрайдом сумела доказать, что Израиль «несет прямую ответственность» за случившееся, как минимум поскольку лагеря находились под его юрисдикцией как оккупирующей силы.

В отчете МакБрайда говорится, что зверства в Сабре и Шатиле «не противоречили общим намерениям Израиля уничтожить палестинскую политическую волю и культурную идентичность.

Ни Шарон, ни другие лица так и не были наказаны за эти ужасающие преступления. Тем временем, спустя свыше 60 лет после нацистских расправ над евреями в Европе мир до сих пор оплакивает и помнит их, воздвигает монументы и музеи в память о том холокосте.
http://www.ansar.ru/analytics/2013/09/23/43533


"Не нужен мне берег турецкий и Африка мне не нужна ..."
 
Форум » Войны и Военные конфликты. » Ближний Восток. » "Сабра" и "Шатила".
Страница 1 из 11
Поиск: