Ливан-русское присутствие
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Войны и Военные конфликты. » Афганистан. » Кто воевал, работал и руководил в Афганистане.
Кто воевал, работал и руководил в Афганистане.
АЛАБАЙДата: Пятница, 07.12.2012, 03:31 | Сообщение # 1
Админ
Группа: Администраторы
Сообщений: 2109
Статус: Offline
Аблазов В.И.

Кто воевал, работал и руководил в Афганистане?

Военно-политические задачи, которые стояли перед советской стороной, и средства их достижения изменялись в соответствии с динамично изменяющейся обстановкой в Афганистане и в целом на афганской арене, включающей целый ряд государств, так или иначе, участвующих в афганском конфликте.
Для управления процессами, силами и средствами, которыми располагал СССР в Афганистане, в Москве была создана специальная Комиссия Политбюро ЦК КПСС по Афганистану, в которую входили Андропов Ю.В., Громыко А.А., Пономарев Б.Н., Устинов Д.Ф.

Представители политических, военных и экономических организаций СССР в Афганистане.

В Афганистане работали представители целого ряда политических, военных и экономических организаций СССР.

В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СФЕРЕ:

Центральный Комитет КПСС:

советники в партийных организациях НДПА.
Руководители групп партийных советников (Советники ЦК КПСС в НДПА ):
С.М.Веселов, Л.И.Греков, С.В.Козлов, А.В.Романцев, В.Г.Ломоносов, Н.Т.Коняев, П.П.Можаев, Н.Г.Егорычев. Два поседних руководителя групп являлись одновременно Послами СССР в Афганистане. Партийные советники находились в Афганистане с ноября 1978 г. по октябрь 1988 г.. В этих группах за весь период работали 316 партийных советников, 45 советников-преподавателей Академии общественных наук ЦК КПСС, 150 комсомольских советников. Аппарат советников комплетовался за счет освобожденных работников центральных, республиканских, краевых, областных, городских и районных партийных комитетов. Республики СССР были представлены в группах партийных советников так: РСФСР - 144, Украина - 39, Казахстан - 27, Белоруссия - 12, Узбекистан - 10, Азербайджан, Армения, Таджикистан - по 5, Киргизия, Молдавия - по 4, Грузия, Латвия, Литва - по 3, Туркмения, Эстония - по 2, кроме того - Москва 42, Ленинград - 4.
Центральный Комитет ВЛКСМ:
советники в молодежных организациях.
Руководители групп комсомольских советников (Советники ЦК ВЛКСМ в Демократической Организации Молодежи Афганистана): Н.И.Захаров, В.А.Сидоров, В.Стручков, А.П.Балан, Д.Г.Остроушко.
В группах за весь период работали около 400 комсомольских советников и переводчиков, в основном из Таджикистана. Из 150 комсомольских советников 27 представляли комсомол Украины.

Министерство иностранных дел:

Посольство СССР в Афганистане.

Чрезвычайные и Полномочные Послы СССР в Афганистане:
Пузанов А.М.(1972 - 1979 гг.),
Табеев Ф.А.(1979-1986 гг.),
Можаев П.П.(1986 - 1988 гг.),
Егорычев Н.Г.(1988 г.),
Воронцов Ю.М.(1988-1989 гг.),
Пастухов Б.Н. (1989- 1991 гг.).

В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СФЕРЕ:

Государственный комитет Совета Министров СССР по внешним экономическим связям (ГКЭС):
представители Главного инженерного управления (ГИУ ГКЭС),
представители Главного технического управления (ГТУ ГКЭС).
советники и специалисты.
Министерства просвещения, высшего и среднего специального образования СССР:
советники, преподаватели и специалисты ВУЗов и школ Афганистана.
Министерство здравоохранения СССР:
советники и специалисты в лечебных учреждениях Афганистана.
Министерства химической, газовой, автомобильной промышленности, геологии, энергетики и электрофикации, мелиорации и водного хозяйства, Государственный комитет Совета Министров СССР по делам строительства (Госстрой СССР) и др.:
советники и специалисты, рабочие на предприятиях.

В ВОЕННОЙ СФЕРЕ:

Ограниченный контингент советских войск в Афганистане (ОКСВА) - это термин более политический, чем военный. Обычно крупные формирования советских войск за рубежем называли группами войск: Северная группа войск (СГВ), Группа советских войск в Германии (ГСВГ), Центральная группа войск (ЦГВ), Южная группа войск (ЮГВ). Кроме того существовала Группа советских войск в Монголии, Группа советских войск на острове Куба. Для того, чтобы подчеркнуть временность и ограниченность задач и самой группировки в Афганистане для ее обозначения применили указанный термин.
Министерство обороны (МО), Генеральный штаб (ГШ), основные виды Вооруженных сил СССР (Советской армии):

- Оперативная группа Министерства обороны (МО) СССР.

Руководители Оперативной группы МО СССР:
Маршал Советского Союза Соколов С.Л. (1980 - 1984 гг.),
генерал армии Варенников В.И. (1984 - 1989 гг.).

- Оперативная группа Генерального Штаба (ОГ Генштаба ВС СССР).

Руководители ОГ Генштаба ВС СССР:
генерал-майор Б.В.Громов (март 1985г. - апрель 1986г.),
генерал-майор Ю.В.Ярыгин (апрель 1986г. - май 1987 г.),
генерал-майор В.С.Кудлай ( май 1987 г. - январь 1989 г.).
Специальная ОГ Генштаба ВС СССР (для создания 3-месячных запасов для ВС РА), генерал-майор А.Г.Гапоненко ( май 1988 г. - январь 1989 г.)
- Части и подразделения Центрального подчинения.

Главное разведывательное управление Генерального штаба (ГРУ ГШ):

- военные атташе:
полковник Баранаев А.Б.(1977 - 1980 гг.),
генерал-майор Крахмалов С.П. (1980 - 1985гг.),
генерал-майор Сень В.Т. (1985 - 1989 гг.),
полковник Чижиков А.Е. (1989 - 1992 гг.);
- соединения (бригады) спецназа,
- отдельные части спецназа.
10 Главное управление Генерального штаба:
- Группа военных советников.
- Аппарат Главного военного советника.
Главные советские военные советники:
генерал-майор Бондарец И.С. (1972-1975 гг.),
генерал-лейтенант Горелов Л.Н. (1975-1979 гг.),
генерал-полковник Магометов С.К. (1979-1980 гг.),
генерал армии Майоров А.М. (1980-1981 гг.),
генерал армии Сорокин М.И. (1981-1984 гг.),
генерал армии Салманов Г.И. (1984-1986 гг.),
генерал-полковник Востров В.А. (1986-1988 гг.),
генерал-полковник Соцков М.М. (1988-1989 гг.),
генерал-полковник Шеин Б.П. (1989-1990 гг.),
генерал армии Грачев Н.Ф. (1990-1991 гг.),
генерал-лейтенант Перфильев Б.С. (1991-1992 гг.),
генерал армии Гареев М.А. (военный советник Верховного главнокомандующего Президента Республики Афганистан 1989-1990 гг.),


"Не нужен мне берег турецкий и Африка мне не нужна ..."
 
АЛАБАЙДата: Пятница, 07.12.2012, 03:33 | Сообщение # 2
Админ
Группа: Администраторы
Сообщений: 2109
Статус: Offline
Сухопутные войска (СВ):

- Туркестанский военный округ (ТуркВО).
Командующие ТуркВО:
генерал армии Максимов Ю.П. (1979 - 1984 гг.);
генерал армии Попов Н.И. (1984 - 1989 гг.) ;
генерал-полковник Фуженко И.В. (1989 - 1991гг.);
генерал-полковник Кондратьев Г.Г. ( 1991 - 1992 гг.).
- Оперативная группа ТуркВО;
- 40-я общевойсковая армия (40 ОА) ТуркВО;
Командующие 40-й общевойсковой армии ТуркВО:
генерал-лейтенант Тухаринов Ю.В. (1979 - 1980 гг.),
генерал-лейтенант Ткач Б.И. (1980 - 1982 гг.),
генерал-лейтенант Ермаков В.Ф. (1982-1983 гг.),
генерал-лейтенант Генералов Л.Е. (1983- 1985 гг.),
генерал-лейтенант Родионов И.Н. (1985-1986 гг.),
генерал-лейтенант Дубынин В.П. (1986- 1987 гг.),
генерал-лейтенант Громов Б.В. (1987-1989 гг.).
Штаб 40-й армии располагался во двореце Тадж-Бек в Кабуле, бывшей резиденции Хафизуллы Амина (двореце Амина).

Военно-воздушные силы (ВВС):

- 34-й авиационный корпус (позже - ВВС 40-й армии);
Командующие ВВС 40-й армии:
генерал-майор Лепаев Б.А. (1980-1981 гг.),
генерал-майор Шканакин В.Г. (1981-1982 гг.),
генерал-майор Каленский С.А. (1982-1983 гг.),
генерал-майор Колодий Г.В. (1983-1985 гг.),
генерал-майор Кот В.С. (1985-1987 гг.),
генерал-майор Романюк Д.С. (1987-1989 гг.).
- Военно-транспортная авиация (ВТА);
- Дальняя авиация (ДА);
- Фронтовая авиация (ФА);
- Армейская авиация (АА).

Воздушно-десантные войска (ВДВ):

- соединение (103 вдд);
- отдельные части (345 опдп).

Военно-морской флот (ВМФ):

- части строительных войск.

Комитет государственной безопасности (КГБ) СССР:

- подразделения (отряды) специального назначения ("Гром", "Зенит", "Каскад" и др.).
- Пограничные войска КГБ СССР (ПВ).
Оперативная группа Главного управления пограничных войск в Москве, руководитель Оперативной группы генерал-лейтенант И.Г. Карпов.
Оперативная группа Среднеазиатского пограничного округа в Пяндже, руководитель Оперативной группы полковник Н.Т. Бутько.
Спецподразделения ПВ (сводные боевые отряды (СБО), мотоманевренные группы (ММГ), десантно-штурмовые маневренные группы (ДШМГ), авиация ПВ Среднеазиатского и Краснознаменного Восточного пограничных округов),
координация управления боевыми действиями спецподразделений ПВ генерал-лейтенант И.П. Вертелко.
Советники ПВ,
постоянный представитель ПВ генерал-майор А.А. Власов
- Представительство КГБ СССР в Афганистане.
Руководители Представительства КГБ СССР (советники КГБ в ХАДе):
полковник Л.П.Богданов (1978 - 1980 гг.),
генерал-майор В.Н.Спольников (1980 - 1982 гг.),
генерал-майор Б.Н.Воскобойников (1982 - 1984 гг.),
генерал-майор Н.Е.Калягин (1984 - 1987 гг.),
генерал-майор В.П.Зайцев (1987 - 1989 гг.),
генерал-майор В.А.Ревин (1989 - 1991 гг.),

Министерство внутренних дел СССР:

- подразделения (отряды) специального назначения ("Кобальт" и др.),
- подразделения Внутренних войск МВД СССР,
- Представительство МВД СССР в Афганистане.
Руководители Представительства МВД СССР (Советники МВД в Царандое):
генерал-майор милиции Н.С.Веселков (1978 - 1979 гг.),
генерал-майор А.М.Косоговский (1979 - 1980 гг.),
генерал-лейтенант милиции Н.Е.Цыганник (1981 - 1983 гг.),
генерал-лейтенант внутренних войск А.В.Аникеев (1983 - 1984 гг.),
генерал-лейтенант внутренних войск А.М.Логинов (1984 - 1986 гг.),
генерал-лейтенант внутренних войск В.Д.Егоров (1987 - 1988 гг.),
генерал-лейтенант милиции Г.А.Алексеев (1989 - 1990 гг.),


"Не нужен мне берег турецкий и Африка мне не нужна ..."
 
АЛАБАЙДата: Пятница, 07.12.2012, 03:35 | Сообщение # 3
Админ
Группа: Администраторы
Сообщений: 2109
Статус: Offline
О работе Оперативных груп­п Министерства обороны и Генерального штаба ВС СССР в Афганистане.

Оперативная группа Министерства обороны СССР (ОГ МО СССР) была сформирована 13 декабря 1979 г. во главе с первым заместителем начальника Генштаба генералом армии С. Ф. Ахромеевым. В нее вошли генералы и офицеры Генерального штаба, а также представители от всех видов и родов Вооруженных Сил СССР (ВС СССР), главных и центральных управлений МО СССР. В 22.00 14 декабря ОГ МО СССР была уже в Термезе, на советско-афганской границе, начала осуществлять координацию действий по вводу войск в Афганистан. Однако генерал армии С. Ф. Ахромеев заболел и 19 декабря убыл в Москву, а руководство ОГ МО СССР было возложено на первого заместителя министра обороны СССР Маршала Советского Союза С.Л. Соколова, которого в связи с этим в середине декабря Д.Ф. Устинов отозвал из отпуска. Именно С.Л. Соколову пришлось осуществлять общее руководство советскими войсками при их подготовке и вводе в Афганистан.
На начальном этапе "афганской кампании" ОГ МО СССР проделала огромную организаторскую работу. Она осуществляла руководство перегруппировкой, отмобилизованием и вводом войск на территорию Афганистана, а также проведением мероприятий по устранению от власти Х. Амина и становлению режима Б. Кармаля. В последующие годы под ее руководством проводились наиболее крупные войсковые операции, а также решались наиболее сложные вопросы военно-политического характера...
Первой в Кабул еще 23 декабря 1979 года по согласова­нию с руководством ДРА прибыла Оперативная группа ВДВ. Она была сформирована из офицеров штаба ВДВ. Возглавлял ее заместитель командующего ВДВ генерал-лейтенант Гуськов Н.Н. Оперативная группа ВДВ провела рекогносцировку районов размещения 103-го вдд и 345-го опдп в Кабуле и Баграме и маршрутов выхода подразделений после высадки к назна­ченным им районам. С 28 декабря она осуществляла управле­ние и частями 108-ой мсд, так как управление 40-й армии было введено на территорию ДРА только в первых числах января 1980 года.
Одновременно по решению советского полити­ческого руководства в Афганистан вошла оперативная груп­па Министерства обороны СССР во главе с Маршалом Со­ветского Союза Соколовым С.Л. и с этого времени оперативная группа ВДВ была упразднена.
Оперативная группа Минобороны СССР прорабо­тала в Афганистане 10 месяцев и в ноябре 1980 года возвра­тилась в Москву. В последующем она периодически выезжала в Афганистан на срок от 1,5 до 6-ти месяцев. До конца 1984 года ее неизменно возглавлял Маршал Советского Союза Соколов С.Л., а затем -- заместитель начальника Ге­нерального штаба генерал армии Варенников В.И. После­дний раз оперативная группа Министерства обороны СССР прибыла в Кабул 2 января 1987 года и покинула его 14 фев­раля 1989 года.
Присутствие оперативной группы Ми­нистерства обороны СССР в Афганистане было вынужден­ной мерой. Оно вызывалось следующими обстоятельствами:
1. Обстановка в этой стране требовала согласова­ния и координации усилий всех советских представителей (посольства, партийных и военных советников, представительств КГБ и МВД СССР, советников и специалистов в экономических ведомствах ДРА, командования ТуркВО и 40-й армии и др.) по созданию условий для стабилизации положения в стране.
К сожалению, факти­чески никакой координации, а зачастую и простого взаимо­действия, между представителями советских ведомств в Аф­ганистане не было. Все они действовали разрозненно, по ука­заниям своего московского руководства, что не позволяло добиться необходимых результатов. Авторитетно­го общего руководителя всеми советскими представитель­ствами, наделенного соответствующими полномочиями (в т.ч. и в отношении ОКСВ), в Афганистане не было до самого конца советского присутствия.
2. Боевые действия на территории Афганистана против от­рядов и групп вооруженной оппозиции вели советские вой­ска, а также соединения и части афганской армии, оперативные части МВД и МГБ Афганистана. В интересах достиже­ния большего эффекта боевых действий необходимо было согласовывать усилия всех этих сил. Это мог бы осу­ществлять главный военный советник. Однако ему не была подчинена 40-я армия (даже когда главным военным советником был заместитель Главнокомандующего Сухопут­ными войсками генерал армии Майоров А.М.). Представи­тельства КГБ и МВД СССР и их руководители в Москве вообще считали главного военного советника только советником министра обороны ДРА (хотя официально он назывался -- Главный военный со­ветник в ДРА) и строго следили, чтобы ГВС в ДРА "не лез в чужой монастырь" и не выдавал рекомендаций по ведению боевых действий непосредственно министрам госбезопасно­сти и внутренних дел ДРА, минуя соответствующие представительства.
3. Подавляющее большинство вопросов в Афганистане, в том числе и военных, требовало решений высшего руковод­ства ДРА и НДПА, решений Б.Кармаля как Генерального секретаря ЦК НДПА и Председателя Ревсовета ДРА. Факти­чески же право выхода на столь высокий уровень афганского руководства имел только советский посол, который был свя­зан правилами дипломатической службы, подчиненностью МИД СССР, что значительно затрудняло работу.
Учитывая все это, Министерство обороны вынуждено было направить в ДРА (РА) авторитетных руководителей: за­местителя министра обороны СССР Маршала Советского Со­юза Соколова С.Л. и затем заместителя началь­ника Генерального штаба генерала армии Варенникова В.И. Они могли встречаться и решать важные вопросы не только с руководством Министерства обороны ДРА (РА), но и с политическим руководством страны.
4. Причиной направления оперативных групп Министерства обороны СССР в ДРА до конца 1984 года было также то, что Министр обороны СССР Маршал Советского Союза Усти­нов Д.Ф. не до конца верил в способность командования ТуркВО и 40-й армии должным образом организовать боевую де­ятельность ОКСВ. Он считал, что в Афганистане необходим "толкач", роль которого Устинов Д.Ф. отводил оперативной группе.
В связи с такими представлениями министра оборо­ны СССР оперативная группа зачастую вынуждена была вмешиваться в боевую деятельность ОКСВ, в непосредствен­ное управление войсками. Например, ежедневное рассмот­рение поступавшей разведывательной информации с учас­тием представителей различных видов разведки (прерогатива штаба армии) осуществлялось в оперативной группе. Там же принимались решения на реализацию разведывательной ин­формации. Командующий 40-й армией получал уже готовое решение на применение сил и средств своей армии, подпи­санное руководителем оперативной группы. В оперативной группе, под руководством ее начальника разведки проходи­ли ежедневные координационные совещания по разведке. Были даже попытки силами оперативной группы руководить конкретными операциями (таких операций было проведено всего две).
Руководителям оперативной группы по поручению министра обо­роны СССР, каждый раз одобряемыми комиссией Полит­бюро ЦК КПСС по Афганистану, приходилось часто встре­чаться и беседовать с Б.Кармалем, другими государственны­ми, партийными и военными деятелями ДРА по вопросам усиления борьбы с контрреволюцией силами самих афган­цев и стабилизации военно-политической обстановки в Аф­ганистане. При этом они стремились побудить афганскую сто­рону более полно и в срок выполнять рекомендации совет­ского политического руководства. Однако такие встречи не носили регулярного характера.
В интересах повышения эффективности борьбы против оппозиционных афганских сил руководству оперативной группы фактически приходилось координировать усилия всех советских представительств в ДРА (РА).
Официально же такое право руководством СССР не давалось ни Соколову С.Л., ни сменившему его Варенникову В.И., поскольку они были толь­ко представителями Министерства обороны СССР. Здесь сыграли роль их личные качества, способность найти общий язык с представителями других ведомств, готовность взять на себя ответственность за принятые решения. Достойно сожаления, что советское руководство не при­слушалось к предложениям Министерства обороны СССР и не назначило в Афганистан своего полномочного предста­вителя еще в 1980 году.
После того как Маршал Советского Союза Соколов С.Л. стал министром обороны СССР в конце 1984 года, а опера­тивную группу возглавил генерал армии Варенников В.И. функции оперативной группы несколько изменились. До кон­ца 1986 года она продолжала работать в ДРА периодически. После принятия советским политическим руководством окон­чательного решения на вывод советских войск из Афгани­стана оперативная группа 2 января 1987 года вновь прибыла в Кабул и покинула его только 14 февраля 1989 года.
Особенностью работы оперативной груп­пы на этом этапе было то, что она совершенно не вмешивалась в деятель­ность командующего и штаба 40-й армии, командиров всех степеней, не подменяла их, не ограничивала самостоятель­ности в принятии решений и претворении их в жизнь в Афганистане. Вмес­те с тем через оперативную группу командующий и штаб армии имели выход непосредственно на центральные пла­нирующие и довольствующие органы Министерства оборо­ны СССР, что позволяло более оперативно решать все воп­росы боевой деятельности и всестороннего обеспечения соединений и частей армии.
Основное внимание оперативная группа сосредоточивала на оказании помощи командованию ВС ДРА (РА) и главному военному советнику в повышении боеспособности и боеготовности афганских войск, их са­мостоятельной боевой деятельности, без участия советских подразделений.
Весной 1987 года Оперативной группой оказана помощь афганской стороне в создании Ставки Верховного Главнокомандующего ДРА как постоянно действующего органа управления вооруженными силами. До создания Ставки ВГК управление силами, ведущими вооруженную борьбу с отрядами мятеж­ников, министры обороны, внутренних дел и госбезопасности осуществляли самостоятельно, независимо друг от друга, без всякой координации своих усилий.
С со­зданием Ставки ВГК общее руководство боевыми действия­ми с афганской стороны взял на себя Верховный Главно­командующий ВС ДРА (РА) Наджибулла. При этом заседания проходили ежедневно с 8.00 утра под председательством Наджибуллы. С афганской стороны на за­седаниях Ставки присутствовали министры обороны, госбе­зопасности, внутренних дел, начальник Генерального шта­ба, заведующий отделом обороны и юстиции ЦК НДПА. По мере необходимости, в зависимости от рассматриваемых воп­росов, на заседания Ставки приглашались другие военные и гражданские руководители. С советской стороны в работе Ставки постоянно участвовали руководитель опера­тивной группы Министерства обороны СССР и главный во­енный советник в ДРА. С основным докладом об общей обстановке в стране и характере деятельности вооруженных сил на заседаних Ставки выс­тупал начальник Генерального штаба. Его доклад дополнялся министрами. После них свои оценки и выводы доклады­вал главный военный советник. Руко­водитель оперативной группы Министерства обороны СССР знакомил Наджибуллу и министров с деятельностью совет­ских войск и высказывал свои рекомендации и просьбы. Итоги подводил Наджибулла. На заседаниях Ставки, им принимались решения, вытекающие из сложившейся обста­новки и советских рекомендаций, высказывались пожела­ния по привлечению советских подразделений к операциям в том или ином районе страны. Зачастую на заседаниях Став­ки решались политические и экономические вопросы.
Оперативная группа проводила большую работу по оказа­нию помощи руководству ДРА в вопросах повышения укомп­лектования вооруженных сил офицерами, повышения роли афганской армии в раз­громе отрядов и групп оппозиции, по усиле­нию прикрытия границы с Пакистаном и Ираном, по укреплению и повышению активности пограничных войск, по первоочередному укомплектованию личным составом, вооружением и техникой соединений и частей на основных направлениях, откуда советские войска должны были уйти в первую очередь, и т. п.
Работа Оперативной группы в советских войсках проводилась по нескольким направлениям.
Основное внимание сосредоточивалось на недопущении неоправданных потерь лич­ного состава и боевой техники. Любой факт потери людей и техники анализировался совместно со штабами армии, со­единений и частей. Некоторые случаи расследовались лично руководителем ОГ МО СССР.
Оказывалась практическая помощь в подготовке войск к боевым действиям. Проверялось фортификационное обору­дование сторожевых застав и постов, принимались меры по повышению их боевых возможностей и защищенности. Уде­лялось внимание разведывательному обеспечению боевых действий. Принимались меры по совершенствованию такти­ки действий в бою как общевойсковых, так и авиационных частей и подразделений. Постоянно рассматривались реше­ния командиров и планы боевых действий.
Оперативной группой совместно с аппаратом главного во­енного советника и командованием ОКСВ принимались меры по снижению участия советских войск в активных боевых действиях за счет максимального привлечения к ним афган­ских частей и подразделений с тем, чтобы афганские войска приобрели возможно больший бое­вой опыт и ответственности при самостоятельном решении всех многообразных задач.
Уделялось внимание стабилизации обстановки политичес­кими методами путем переговоров в разных районах страны. Непосредственно оперативной группой организовывались также некоторые экономические мероприятия.


"Не нужен мне берег турецкий и Африка мне не нужна ..."
 
АЛАБАЙДата: Пятница, 07.12.2012, 03:37 | Сообщение # 4
Админ
Группа: Администраторы
Сообщений: 2109
Статус: Offline
Однако, такая работа советских офи­церов, в т.ч. и руководителя ОГ МО СССР, не всегда встреча­ла понимание со стороны афганских должностных лиц, кото­рые доносили своему руководству (особенно этим грешили сотрудники МГБ РА), что якобы советские командиры ведут переговоры в ущерб интересам Афганистана, так как не хотят воевать с противником. Представительство КГБ СССР также ревниво относилось к такой деятельности, считая, что подоб­ные переговоры офицеры ОКСВ вести не должны -- их дело воевать, а не заниматься политической деятельностью, о чем оно и информировало свое руководство в Москве.
Важным направлением деятельности оперативной груп­пы Министерства обороны СССР в Афганистане была под­готовка советских войск к выводу из РА, его планирование и осуществление. Одновре­менно оперативная группа занималась оснащением афганской армии, оперативных частей МГБ и МВД РА, принимала участие в формировании подразделений для за­мены советских войск на сторожевых заставах, а также Гвар­дии особого назначения РА, оказывала помощь афганскому командованию в создании нового для афганцев рода войск -- ракетных бригад и дивизионов.
Таким образом, оперативная группа Министерства обо­роны СССР в Афганистане вела большую и разнообразную работу в советских войсках, в соединениях и частях афган­ской армии, частях МГБ и МВД ДРА (РА). Она оказывала значи­тельное влияние на политическое и военное руководство стра­ны, побуждая его строго и четко выполнять все наши рекомендации. Вела большую политическую работу. Осуще­ствляла постоянную конструктивную связь с контрольными органами ООН в Кабуле, информируя о ходе вывода советских войск и обращая внимание на нарушения женевских договоренностей пакистанской администрацией.
Оперативная группа сыграла важную роль в управлении Ограниченным контингентом советских войск в Афганистане, повышении боеспособности афганских вооруженных сил, в при­обретении ими способности самостоятельно, без советских войск, противостоять натиску контрреволюции. По мере сил и возможностей оперативная группа координировала деятельность советских представительств в Афганистане, стремясь направить усилия всех советских и афганских ведомств на содействие ста­билизации военно-политической обстановки в стране.
Штатная группа представителей Генерального штаба. В связи с тем, что оперативная группа Министерства оборо­ны СССР до конца 1986 года находилась в Афганистане перио­дически, начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза Ахромеев С.Ф. по согласованию с министром обороны СССР Маршалом Советского Союза Соколовым С.Л. в марте 1985 года учредил и направил в Афганистан штатную группу представителей Генерального штаба (ОГ Генштаба ВС СССР) с постоянным местом ее дислокации в г. Кабул. ОГ Генштаба ВС СССР возглавляли генералы для особых поручений начальника Генерального штаба: генерал-майор Б.В.Громов (март 1985г. - апрель 1986г.), генерал-майор Ю.В.Ярыгин (апрель 1986г. - май 1987 г.), генерал-майор В.С.Кудлай ( май 1987 г. - январь 1989 г.). Кроме того, при выводе советских войск для руководства созданием 3-хмесячных запасов для ВС РА была направлена Специальная ОГ Генштаба ВС СССР, которую возглавлял генерал-майор А.Г.Гапоненко ( май 1988 г. - январь 1989 г.).
ОГ Генштаба ВС СССР была создана в таких целях:
- осуществления непосредственной проверки на местах выполнения штабами и войсками, советскими военными со­ветниками при соединениях и частях армии ДРА директив и приказов министра обороны СССР, начальника Генераль­ного штаба по подготовке, ведению боевых действий и все­стороннему их обеспечению, а также приказов и директив Главнокомандующего войсками Южного направления, ко­мандующего войсками ТуркВО и 40-й армии, главного во­енного советника в РА;
- обеспечения Генерального штаба ВС СССР своевремен­ной и точной информацией о подготовке и ведении боевых действий;
- оказания помощи штабам и войскам 40-й армии и со­ветникам в ВС РА в организации мероприятий по обеспече­нию выполнения стоящих боевых задач;
- осуществления контроля и содействия в согласовании между командованием ОКСВ и аппаратом ГВС в РА вопро­сов, касающихся их деятельности в интересах выполнения ими совместных боевых задач;
- изучения опыта боевых действий в Афганистане, спо­собов применения новых средств вооруженной борьбы и так­тических приемов, методов управления в бою в особых усло­виях РА советскими и афганскими войсками.
Во время пребывания в Афганистане оперативной груп­пы Министерства обороны группа представителей Генераль­ного штаба входила в ее состав и работала по плану руково­дителя ОГ МО СССР.
Командующим войсками ТуркВО в Афганистан направлялась своя оперативная группа. Она была незначительной по составу и работала только в войсках 40-й армии, оказывая помощь ее командованию. Эта оперативная группа не могла выходить на афганскую сторону с предло­жениями и пожеланиями, а также на советского посла и других советских представителей. Она занималась только воп­росами боевой подготовки и боевой деятельности армии, а ее руководитель (как правило заместитель начальника штаба округа) мог руководить боевыми действиями частей и подразделений армии только по плану командующего армии.

Особенности организации управления советскими войсками.

В Генеральном штабе план ввода войск в Афганистан заранее не разрабатывался, поэтому общая директива на отмобилизование войск и органов управления не отдавалась. Соединения и части приводились в готовность после соответствующих устных указаний министра обороны СССР Д.Ф. Маршала Советского Союза Устинова.
Со середины декабря 1979 г. усиленными темпами началось формирование контингента войск для ввода в Афганистан. Его основу составили пополненные соединения и части, дислоцированные в ТуркВО, которые почти все были кадрированные. Доукомплектовывались они за счет местных ресурсов из запаса. С учетом того, что представители Среднеазиатских республик служили, как правило, в строительных частях и мотострелковых войсках, подготовка их была невысокой. Войска приводились в готовность распорядительным порядком, на основании отдельных распоряжений Генштаба. Всего за три недели было отдано более тридцати таких распоряжений.
В Главном оперативном управлении (ГОУ) Генштаба, работала специальная группа генералов и офицеров от всех видов и родов войск Вооруженных Сил, которая готовила проекты директив министра обороны СССР и начальника Генерального штаба на отмобилизование и обеспечение ввода войск в ДРА, планировала и осуществляла перевозки войск, техники, вооружения, материальных средств к афганской границе, проводила организационные мероприятия, а также постоянно отслеживала военно-политическую обстановку в Афганистане, делая ее анализ.
Распоряжение об отмобилизовании полевого управления 40-й армии было отдано 16 декабря 1979 г. Командующим армией был назначен первый заместитель командующего войсками ТуркВО генерал-лейтенант Ю.В. Тухаринов, членом военного совета - начальником политотдела армии - генерал-майор А.В. Таскаев, начальником штаба армии - генерал-майор Л.Н. Зевцов-Лобанов, начальником разведки - генерал-майор А.А. Корчагин.
Конкретные задачи на ввод и размещение на афганской территории определялись в директиве N 312/12/001, подписанной министром обороны СССР Д.Ф. Устиновым и начальником Генерального штаба Н.В. Огарковым, направленной в войска 24 декабря 1979-го. В частности, приводилось такое объяснение предпринимаемого шага: "С учетом военно-политической обстановки на Среднем Востоке последнее обращение правительства Афганистана рассмотрено положительно. Принято решение о вводе некоторых контингентов советских войск, дислоцированных в южных районах страны, на территорию Демократической Республики Афганистан в целях оказания интернациональной помощи дружественному афганскому народу, а также создания благоприятных условий для воспрещения возможных антиафганских акций со стороны сопредельных государств...". Далее войскам ставились задачи на марш и размещение в Афганистане. Участие в боевых действиях не предусматривалось.
Конкретные боевые задачи соединениям и частям на подавление сопротивления мятежников были поставлены в директиве министра обороны СССР от 27 декабря N 312/12/002.
Командующий 40-армией генерал-лейтенант Ю.В.Тухаринов 31 декабря 1979 г. с воспалением легких оказался в госпитале, а на следующий день заболел и начальник штаба армии генерал-майор Л.Н.Лобанов. В связи с этим командующий войсками ТуркВО генерал-полковник Ю.П.Максимов прибыл в Кабул и взял руководство войсками на себя.
Характер и особенности боевой деятельности советских войск в Афганистане наложили свой отпечаток и на органи­зацию управления войсками. Управление войсками осуществлялась со стацио­нарных и подвижных командных пунктов.
Стационарные командные пункты армии, ВВС, дивизий, бригад, полков были созданы сразу после ввода советских войск на территорию Афганистана в занятых ими пунктах постоянной дислокации. Кроме того, были созданы пункты наведения (ПН) авиации на аэродромах Шинданд, Джелалабад(с 1984 г.) и Кандагар и ПУ ЕС УВД (с 1985 г. РЦ ЕС УВД) группы взаимодействия с КП ПВО и ВВС РА. Стационарные командные пункты управляли всей повсед­невной жизнью и деятельностью подчиненных войск, а так­же их боевыми действиями.
Основу стационарных командных пунктов составляли цен­тры боевого управления (ЦБУ), которые были образованы во всех звеньях управления от армии до полка, во всех бата­льонах СПН и в отдельно стоящих общевойсковых батальо­нах. До 1981 года дежурные смены ЦБУ на каждые сутки формировались за счет офицеров управлений штаба армии, сое­динений и полков. Позднее они стали штатными. Боевые сме­ны ЦБУ возглавляли заместители командующего (команди­ров), начальники отделов (отделений).
Основными задачами ЦБУ были:
- сбор повседневной и боевой информации, ее обобщение и доклад командующему (командирам) и начальникам штабов;
- передача решений командующего (командиров) войс­кам и другим исполнителям;
- согласование всех данных обстановки с аппаратом глав­ного военного советника в РА (военными советниками в зо­нах или при командирах ближайших афганских частей);
- ежедневный доклад повседневной и боевой информа­ции в вышестоящие звенья управления;
- обеспечение надежного, устойчивого и непрерывного управления подчиненными войсками.
Главнейшей обязанностью ЦБУ всех командных пунктов было обеспечение общего руководства боевыми действиями в своей зоне ответственности. На всех ЦБУ были оборудованы рабочие места команду­ющего (командиров), начальников штабов и оперативных отделов (отделений). Каждое утро на ЦБУ армии командующий заслушивал общую обстановку и разведывательную информацию, по­ступившую к 8.00, и принимал решение на ее реализацию. При этом командующий определял, какую разведывательную информацию и какими силами и средствами берет на реа­лизацию 40-я армия, какие силы потребуются для совмест­ных действий от афганской армии, а какую информацию желательно было бы реализовать самостоятельно афгански­ми средствами. Тут же готовились необходимые распоряже­ния соединениям и частям 40-й армии.
После этого в штабе армии проходило координационное совещание по разведке. На нем принимали участие началь­ник штаба главного военного советника в ДРА, советник на­чальника разведки Генерального штаба ВС ДРА, сотрудники аппаратов представительств КГБ и МВД СССР при МГБ и МВД ДРА, начальник штаба и начальник разведки 40-й ар­мии, офицеры разведывательного и оперативного отделов, штабов Ракетных войск и артиллерии (РВ и А) и ВВС армии, представители советнического аппарата ВВС ДРА. На этом совещании происходил обмен разведывательной информацией, добытой различными орга­нами и видами разведки, анализ ранее поступившей инфор­мации, доводилось решение командующего армией на реа­лизацию информации силами советских соединений и частей.
На совещании формировались рекомендации афганскому командованию на ведение самостоятельных боевых действий и просьбы на выделение сил и средств для ведения совмест­ных с советскими войсками действий в соответствии с ре­шениями командующего 40-й армии.
Аналогичная работа ежедневно проходила в соединениях и частях советских войск применительно к зонам их ответ­ственности.
Кроме ЦБУ в штабе 40-й армии (в составе командного пункта) создавались и функционировали другие управлен­ческие структуры. После появления в отрядах оппозиции боль­шого количества радиосредств силами и средствами армии была организована целенаправленная борьба с ними. Она включала радиоэлектронное подавление РЭС противника и их уничтожение ударами авиации, огнем артиллерии и дей­ствиями войск. Для управления силами и средствами радио­электронной борьбы в штабе 40-й армии была создана спе­циальная группа управления "Экран", в которую входили представители оперативного управления, радиоразведки, штабов артиллерии и ВВС, другие специалисты.


"Не нужен мне берег турецкий и Африка мне не нужна ..."
 
АЛАБАЙДата: Пятница, 07.12.2012, 03:38 | Сообщение # 5
Админ
Группа: Администраторы
Сообщений: 2109
Статус: Offline
Для управления силами и средствами, ведущими борьбу с караванами противника путем проведения засадных дей­ствий в рамках армейского плана, с весны 1984 года на КП армии действовала группа управления "Завеса". Она коорди­нировала в основном засадные действия подразделений СПН и войсковой разведки. Возглавлял эту группу заместитель начальника штаба армии. С весны 1987 года к ведению засад­ных действий по плану армии были привлечены и обще­войсковые подразделения (ранее они вели засадные действия по планам соединений и частей). С этого времени координа­цию всей засадной деятельности стала осуществлять группа управления "Барьер" (вместо группы "Завеса").
Управление всей повседневной и боевой деятельностью авиации, в том числе привлекаемой с территории Советско­го Союза, осуществлял командный пункт авиации, развер­нутый при штабе 40-й армии.
Подвоз материальных средств для обеспечения жизни и деятельности ОКСВ, в основном, производился автомобиль­ным транспортом. Для этой цели было задействовано 96 рот­ных автомобильных колонн. Ежедневно в пути находилось 1500--2000 автомобилей.
Для управления всеми автомобиль­ными перевозками на территории РА при штабе тыла 40-й армии был создан Центральный диспетчерский пункт (ЦДП) и две его оперативные группы -- "Саланг" (на перевале Саланг) и в Шинданде. ЦДП подчинялись диспетчерские пун­кты и диспетчерские посты на маршрутах. Ядром ЦДП была группа боевого управления.
Все эти органы и группы управления тесно взаимодей­ствовали с ЦБУ армии и в установленные сроки информи­ровали его об обстановке в сфере своей ответственности и о принятых решениях и мерах.
Особенностью управления боевыми действи­ями в Афганистане было то, что руководили подразделения­ми, ведущими бой, не штатные органы соединений и час­тей, а специально назначаемые оперативные группы. Это было связано с тем, что, как правило, дивизии и полки выполня­ли сразу несколько различных задач, каждая из которых тре­бовала непрерывного и твердого управления.
Оперативные группы по руководству боевыми действия­ми (операциями) в зависимости от масштабов боевых дей­ствий и количества привлекаемых сил и средств (советских и афганских) состояли из 8--15 человек. Первоначально они каждый раз формировались непосредственно перед выходом на боевые действия, были сводными, непосредственным пла­нированием не занимались, а получали уже готовый план боя, разработанный соответствующим штабом.
С 1981 года руководители операций и их группы управле­ния в армии, дивизиях и полках стали отдаваться специаль­ными приказами заранее, на весь год, с персональным пе­речислением всего состава групп. Офицеры стали четко знать, кто в какую группу входит, кто является руководителем и когда та или иная группа будет управлять боевыми действи­ями. Руководителями операций этими приказами опреде­лялись -- командующий армией, командиры дивизий, бри­гад, полков, начальники штабов, заместители командующего (командиров), а также заместители начальника штаба армии. Группы управления проводили занятия по боевому слаживанию и вместе с руководителем операции составляли готовые в любое время к действиям аппараты управления. Они сами разрабатывали каждую операцию, которой должны были управлять, на основе решения своего руководителя и при­нимали участие в подготовке выделенных для ее проведения войск. Группы управления (оперативные группы) несли полную ответственность за подготовку и проведение той или иной операции.
Боевыми действиями, как правило, руководили:
- подразделениями, выделенными от одного полка, -- группа управления полка;
- подразделениями, выделенными от разных полков од­ной дивизии, -- группа управления дивизии;
- подразделениями, выделенными от разных дивизий -- группы управления армии.
Наиболее сложными и масштабными операциями руко­водил командующий армией со своей группой управления.
Руководитель операции (независимо от уровня) управ­лял боевыми действиями с подвижного командного пункта на бронебазе. В связи с особыми условиями боевых дей­ствий в Афганистане и малочисленностью групп управления, другие пункты управления, как правило, не развертывались. Все офицеры, занятые управлением и обес­печением боевых действий, располагались совместно с руководителем операции на одном пункте управления, использовали единый узел связи, находились под единой охраной. Основу подвижного командного пункта, как и стационарного, составлял ЦБУ.
Подвижные командные пункты всех инстанций размеща­лись вблизи района боевых действий и перемещались, как правило, один раз в сутки. Управление войсками осуществ­лялось только с места. Попытки управлять подразделениями в движении из-за особых условий распространения радио­волн в горах большей частью были безуспешными.
При выборе места расположения командного пункта глав­ное внимание обращалось не на условия визуального наблю­дения за действиями войск (хотя это и было очень желатель­но), а на возможность поддержания непрерывной, устойчивой связи с подразделениями, ведущими бой, авиа­цией и вышестоящими органами управления. В связи с этим командные пункты располагались на господствующих высо­тах, а при невозможности -- в створе с ущельями, по кото­рым продвигались подразделения.
Если войска действовали по расходящимся ущельям, по КП развертывался на стыке ущелий. В извилистых ущельях приходилось местоположение КП менять чаще, чтобы не потерять связь на участках, прикрытых горными массивами. При этом руководитель операции стремился каждое новое положение КП выбирать на изломе ущелья.
Обстановка иногда вынуждала руководителя операции выд­вигаться на командный пункт подчиненной инстанции со своими средствами связи и небольшой группой управления. Так в необходимых случаях возникал передовой командный пункт.
Несмотря на то, что запасные командные пункты не со­здавались, принцип непрерывности управления строго со­блюдался. Это достигалось за счет передачи управления при перемещениях командных пунктов на стационарные пункты управления или на командные пункты подчиненных инстан­ций управления. На период перемещения КП руководителя операции эти командные пункты выступали в роли своеоб­разных ЗКП.
Управление боевыми действиями авиации осуществлялось со стационарных командных пунктов ВВС армии и авиаци­онных частей и с пункта управления оперативной группы ВВС при руководителе операции (создавался на период про­ведения операции), а также группами боевого управления (ГБУ) и авианаводчиками. Поскольку войска в большинстве случаев вели боевые действия усиленными батальонами в отдельных районах, а на некоторых направлениях и ротами, потребовалось обеспечить связь с авиацией непосредственно их командирам. Эта проблема была решена за счет выделе­ния авианаводчиков (штатных и нештатных) с радиостан­циями в роты и батальоны.
Управление боевыми действиями дежурных подразделе­ний производилось со стационарных пунктов управления частей, высылавших эти подразделения. Непосредственное руководство боем осуществляли штатные командиры дежур­ных подразделений со своих подвижных командно-наблюда­тельных пунктов. При этом, как правило, вместе с команди­ром дежурного подразделения находились артиллерийские корректировщики и авиационные наводчики.
После завершения боевых действий и возвращения уча­ствовавших в них войск в пункты дислокации руководители операций по каждой из них составляли подробные отчеты, которые вместе с планами операций направлялись в штабы 40-й армии и ТуркВО.
Опыт боевой деятельности советских войск в Афганистане показал необходимость определенной децентрали­зации управления войсками, что в конкретных условиях ДРА делало его более гибким без нарушения общих прин­ципов управления.

Об управлении Пограничными войсками КГБ СССР

Пограничные войска КГБ СССР (ПВ) по согласованию с афганской стороной постепенно наращивали свое присутствие в Афганистане.
В начале марта 1979 г. для усиления охраны посольства СССР в Кабуле прибыла группа пограничников в составе 20-ти человек со средствами усиления (служебные собаки, сигнальные приборы, приборы ночного наблюдения и пр.), а 4 сентября на боевое дежурство в посольском городке прибыла отдельная рота ПВ в численностью 50 человек.
В апреле - мае 1979 г. прибыли 23 офицера-пограничника для советнической работы в пограничной службе ДРА.
Летом 1979 г. в ДРА направлен постоянный представитель советских погранвойск генерал-майор А.А. Власов - начальник управления ПВ.
Команда на переход государственной границы для спецподразделений ПВ поступила 6 января 1980 г. С рассвета 7 января первые отряды перешли через границу. Операцией по вводу пограничных подразделений на афганскую территорию руководил начальник штаба Среднеазиатского пограничного округа генерал-майор И.Г. Карпов.
В боевых действиях принимали участие спецподразделения ПВ - сводные боевые отряды (СБО), мотоманевренные группы (ММГ), десантно-штурмовые маневренные группы (ДШМГ), авиация ПВ Среднеазиатского и Краснознаменного Восточного пограничных округов.
В начале 1981 г. для повышения оперативности и координации управления действиями спецподразделений ПВ в Афганистане была сформирована Оперативная группа Главного управления пограничных войск в Москве, которую возглавил генерал-лейтенант И.Г. Карпов, а в Среднеазиатском пограничном округе - Оперативная группа в Пяндже, которую возглавил полковник Н.Т. Бутько. Координация боевых действий спецподразделений пограничных войск была возложена на генерал-лейтенанта И.П. Вертелко. Созданная система управления обеспечила гибкость руководства служебно-боевой деятельностью и своевременность принятия решения при быстро меняющейся обстановке. На протяжении всей афганской войны начальник погранвойск генерал армии В.А. Матросов и начальник штаба пограничных войск генерал-лейтенант Ю.А. Нешумов, а с 1985 г. - генерал-лейтенант И.Я. Калиниченко, постоянно руководили Оперативной группой Среднеазиатского погранокруга и командованием пограничных отрядов, оценивали складывавшуюся обстановку, уточняли им боевые задачи.
Таким образом, к концу 1981 г. была создана группировка погранвойск и система управления боевыми действиями спецподразделений на территории ДРА.
Максимальная численность группировки ПВ была в период с 1988 г. по 15 февраля 1989 г. и насчитывала более 11 тысяч пограничников в связи с выводом армейских частей из некоторых северных районов Афганистана и резкой активизацией действий мятежников в приграничной зоне и на самой границе.
В результате проведенных операций были сорваны планы оппозиционных центров по захвату всей территории Бадахшана и других районов, прилегающих к советско-афганской границе, разгромлены крупные вооруженные формирования, которые были вынуждены уйти от границы.

Источники информации.

Аблазов В.И. Над всем Афганистаном безоблачное небо.- Киев: 2005.- 368 с.

Богданов В.А. Афганская война: Воспоминания. - М.: 2005. - 320 с.

Ляховский А.А. Трагедия и доблесть Афгана. - Ярославль: - 2004. - 800 с.

Червонопиский С.В., Костыря А.А., Сироштан В.Г. Военно-политическая спецоперация СССР в Афганистане: Словарь-справочник. - Киев: 2008.- 458
с.

http://pv-afghan.ucoz.ru/

http://artofwar.ru/

http://artofwar.ru/a/ablazow_walerij_iwanowich/text_a119.shtml


"Не нужен мне берег турецкий и Африка мне не нужна ..."
 
ФадланДата: Пятница, 07.12.2012, 09:05 | Сообщение # 6
Дуайен
Группа: Посольские.
Сообщений: 2090
Статус: Offline
В порядке дополнения к информации, выложенной Алабаем:
Есть как бы "сводная" книга об участии СССР в вооруженных конфликтах за рубежом, начиная с первых лет советской власти. Книга обобщает написанное в разное время и разными авторами по тем или иным войнам и конфликтам, в которых принимали участие в открытой, либо неафишировавшейся форме советские военнослужащие.
По Афганистану есть большая и подробная глава. Описываются теперь уже совсем малоизвестные эпизоды рейдов Красной Армии под видом отрядов полевых командиров (отряд "Рагиб - бея", на самом деле будущего комкора В.М. Примакова) в северные провинции Афганистана для оказания поддержки тогдашнему королю Аманулле - хану. Это были еще 20-е годы, "времена басмачей" типа известного по фильму "Белое солнце пустыни" Абдуллы.
И, разумеется, очень подробно описана эпопея нашего участия в гражданской войне в Афганистане в 80-х годах.
Сейчас попробую выложить скан обложки книги, а ближе к вечеру постараюсь отсканировать страницы о том, как принималось решение о вводе наших войск в эту страну.
Прикрепления: 4822526.jpg(126Kb)
 
ФадланДата: Пятница, 07.12.2012, 11:25 | Сообщение # 7
Дуайен
Группа: Посольские.
Сообщений: 2090
Статус: Offline
Начинаю выкладывать сканы из книги "Сверхсекретные войны СССР", раздел "Участие СССР в гражданской войне в Афганистане". Материал будет объемным, за один прием не управлюсь. Да и читать его надо "с чувством, с толком, с расстановкой"!
Итак:
Прикрепления: 1822923.jpg(308Kb)
 
ФадланДата: Пятница, 07.12.2012, 11:27 | Сообщение # 8
Дуайен
Группа: Посольские.
Сообщений: 2090
Статус: Offline
Следующая пара страниц:
Прикрепления: 6845827.jpg(336Kb)
 
ФадланДата: Пятница, 07.12.2012, 11:42 | Сообщение # 9
Дуайен
Группа: Посольские.
Сообщений: 2090
Статус: Offline
Еще пара страниц:
Прикрепления: 5714268.jpg(286Kb)
 
ФадланДата: Пятница, 07.12.2012, 11:54 | Сообщение # 10
Дуайен
Группа: Посольские.
Сообщений: 2090
Статус: Offline
Заключительная порция страниц на сегодняшний день:
Прикрепления: 9532230.jpg(350Kb)
 
ВШитиковДата: Суббота, 29.12.2012, 15:59 | Сообщение # 11
Третий секретарь
Группа: Посольские.
Сообщений: 81
Статус: Offline
Ребята! Я не командовал в Афгане, был там 6 месяцев в составе "коскадеров" в Кандагаре. Однако все равно к этому государству осталась не раздражение, а фактор сожаления о тех, кто там живет.
Было тяжело, когда работали по караванам, но это не идет в сравнение, когда я попал в очень коротку командировку в Анголу. Это был октябрь 1975 в разгар войны между Заиром и Анголой. Размещалиь на гражданском аэродроме, было нас с батальен, а давили нас прилично. Хорошо, что вовремя подошли суда с кубинцами.... А Афган остается в памяти теми ребятами, с кем делили последний глоток воды и последний рожок. Вот так-вот.
 
КоляДата: Воскресенье, 30.12.2012, 00:57 | Сообщение # 12
Админ развития.
Группа: Посольские.
Сообщений: 1818
Статус: Offline
Цитата (ВШитиков)
! Я не командовал в Афгане, был там 6 месяцев в составе "коскадеров" в Кандагаре.

Какая группа? "Памир" "Тибет" "Урал" "Карпаты"?
Какой "Каскад"? 1-й,2-й,3-й,или 4-й?
 
КоляДата: Воскресенье, 30.12.2012, 01:04 | Сообщение # 13
Админ развития.
Группа: Посольские.
Сообщений: 1818
Статус: Offline
Цитата (ВШитиков)
Было тяжело, когда работали по караванам,

На “Каскад” возлагались следующие задачи:

Оказание помощи афганцам в создании органов безопасности на местах
Организация агентурно-оперативной работы против существовавших бандформирований
Организация и проведение специальных мероприятий против наиболее агрессивных противников существовавшего афганского режима и СССР.
 
АЛАБАЙДата: Пятница, 15.02.2013, 14:37 | Сообщение # 14
Админ
Группа: Администраторы
Сообщений: 2109
Статус: Offline
Цитата (ВШитиков)
Ребята! Я не командовал в Афгане, был там 6 месяцев в составе "коскадеров" в Кандагаре. Было тяжело, когда работали по караванам, но это не идет в сравнение, когда я попал в очень короткую командировку в Анголу. Это был октябрь 1975 в разгар войны между Заиром и Анголой. Размещалиь на гражданском аэродроме, было нас с батальен, а давили нас прилично. Хорошо, что вовремя подошли суда с кубинцами.... А Афган остается в памяти теми ребятами, с кем делили последний глоток воды и последний рожок. Вот так-вот.

Володя, с Праздником тебя! И всех ребят-афганцев так же!










"Не нужен мне берег турецкий и Африка мне не нужна ..."
 
АЛАБАЙДата: Пятница, 15.02.2013, 14:37 | Сообщение # 15
Админ
Группа: Администраторы
Сообщений: 2109
Статус: Offline
«Не могу смириться с мыслью, что мы бросили Наджибуллу»

Опубликовано: 7 Октября 2016 07:00
0123"Совершенно секретно", No.10/387, октябрь 2016
Игорь ЛАТУНСКИЙ



Бывший советский посол в Афганистане Борис Пастухов – о том, как в 1990-е годы новая Россия сдавала своих союзников

20 лет назад, 27 сентября 1996-го, в Демократической Республике Афганистан (ДРА) талибы казнили президента страны Мохаммада Наджибуллу. Зверская расправа стала возможной после того, как из Афганистана ушли советские войска, в стране началась междоусобная война всех против всех, а новая «демократическая» Россия предпочла устраниться от этого конфликта и практически бросила тех людей, которые поверили ей. Для нас афганская война 1979–1988 годов уже давно стала перевёрнутой страницей истории, однако до сих пор остаётся масса неясных вопросов. Например, зачем мы вошли в ДРА в 1979-м? Можно ли было отделаться сменой руководства этой страны? Правильно ли был организован вывод наших войск и можно ли было спасти Наджибуллу? На эти вопросы нашей газете согласился ответить Борис Николаевич Пастухов, бывший (с 1989 по 1992 год) Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Афганистане, а с 1992 по 1995 год – заместитель министра иностранных дел РФ.

Продержаться пару месяцев

– Борис Николаевич, расскажите, как вы стали послом СССР в Афганистане, причём в самый трудный, как я понимаю, момент для наших союзников?

– В 1989 году, до моего назначения на должность посла СССР в Афганистане, я был послом СССР в Дании, весьма благополучной европейской стране. Вдруг я получаю предложение от министра иностранных дел СССР Эдуарда Шеварднадзе о командировке в Кабул. И только потом я понял всю суть этого предложения. А состояла она в том, что кому-то надо было поехать и исполнить поручение – продержаться после ухода армии хотя бы несколько месяцев. Нельзя было допустить, чтобы в советском обществе сложилось впечатление, что все наши жертвы в этой войне были принесены напрасно. Мы потеряли там около пятнадцати тысяч человек. Это и много, и мало, если учесть, например, количество
граждан нашей страны, которое гибнет сейчас на дорогах в ДТП. А если взять исторический пример, когда в мае 1945 года при штурме Берлина наша армия в день теряла вдвое больше, чем за 9 лет афганской войны, то эти потери вообще кажутся крошечными. Но ведь каждая человеческая жизнь неповторима, и поэтому мы считаем, что 15 тысяч – это очень много.

– А надо ли было туда вообще входить?

– Эта тема обсуждается до сих пор – одни говорят, что надо было вводить армию, другие считают это ошибкой, хотя история не знает сослагательного наклонения. Эти вопросы возникают оттого, что мы плохо знаем ситуацию, которая сложилась накануне этого решения. Возможно, такое решение надо было принимать более гласно и не сводить эту проблему к тому, что Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев якобы решил отомстить за смерть своего давнего друга Нур Мухаммеда Тараки, который был задушен подушкой по приказу будущего руководителя Афганистана Хафизуллы Амина. Безусловно, действия Амина и стали последней каплей, переполнившей чашу терпения высшего политического руководства СССР в решении афганской проблемы.

Но были и другие мотивы. По моему мнению, надо было вводить наши войска, потому что Афганистан являлся «подбрюшьем» среднеазиатских республик СССР, он и сейчас остаётся им. Верный нашей стране режим в Афганистане необходимо было защищать. Можно было войти специальным частям армии и КГБ СССР, ударить по врагу и, после приведения к власти лидера дружеского нам режима, уйти оттуда, не оставаясь на долгие годы. Нашу страну втягивали в эту войну США, они хотели, чтобы СССР увяз в этой стране, что собственно и вышло. А ведь мы могли бы поступить так же, как сегодня действуем в Сирии, где мы помогли своим союзникам, но обошлись без массового ввода войск.

– Как вы оцениваете действия нашей армии в момент выхода из ДРА?

– Считаю, что 40-я армия, которой командовал Борис Всеволодович Громов, с честью выполнила свой интернациональный долг – эти мальчишки не посрамили имени своих командиров, своих отцов и дедов, победивших фашизм в Европе. И солдаты, и офицеры войск СССР в Афганистане мужественно сражались и героически погибали.
– В одной из бесед с генералом СВР, участником штурма Тадж-Бека – дворца Амина, я услышал такую версию: Амин уже готовил площадки на своей земле под размещение на них ядерных ракет США, о чём имеются документы с его подписью, захваченные во время штурма. Выходит, что Амин был интриганом, хотевшим столкнуть СССР с США?

– Я думаю, что такая версия, озвученная вам генералом СВР РФ, возможна, но на вопрос, было это или нет, мог ответить только один человек – Амин, а также архивы, которые, возможно, будут рассекречены лет через пятьдесят, вот тогда и узнаем многое. В любом случае, к 1988 году решение о выводе войск СССР с территории Афганистана давно уже назрело. В руководстве страны люди трезвого ума и хорошей осведомлённости понимали, что Афганистан губит СССР. Между прочим, разговор о том, что надо выводить войска из ДРА, но при этом «сохранить лицо», начался буквально на второй день после ввода туда нашего контингента. Причём за ввод войск выступали и те, кто сегодня считается сторонником их вывода.

– По словам заместителя министра иностранных дел СССР Юрия Воронцова, который, кстати, был, как и вы, послом в Афганистане, политическое руководство США обещало после вывода наших войск прекратить поддержку душманов, но своё обещание не выполнило. Говорят, что председатель КГБ СССР Крючков и его замы из ПГУ не раз информировали Горбачёва о том, что США его обманут, но тот, как всегда, не обращал внимания на доклады разведки. Что же это – недалёкость Михаила Сергеевича как лидера или его вечное желание угодить Западу и в первую очередь США?

– Видите ли, действия Горбачёва и иже с ним нам ещё предстоит осмыслить и оценить. Я не думаю, что он был таким яростным недоброжелателем нашей страны или советского строя в целом. Я думаю, что он опирался во многом как политик не совсем самостоятельный, в отличие от его предшественников, на мнение министра иностранных дел Шеварднадзе и секретаря ЦК КПСС Яковлева. И возможно, их мнение перевесило мнение других людей из Политбюро, которые, как председатель КГБ Крючков и министр обороны Язов, считали и говорили Михаилу Горбачёву, что необходимо дать время режиму Наджибуллы укрепиться и встать на ноги. Кстати, сейчас некоторые пытаются выставить Наджибуллу чуть ли не коммунистом – это всё, извините, полная ерунда.
Наджибулла был настоящим сыном своего народа, он был чистой воды националистом, одержимым идеей величия и самостоятельности Афганистана, и он делал всё для того, чтобы реализовать свои идеи. Проводимая им политика национального примирения – это формула, которую подсказала сама жизнь, а не какие-то советники из Москвы. Когда я находился уже в ранге заместителя министра иностранных дел, наша служба стремилась применить эту формулу и в Таджикистане, который был ближе всего к Афганистану, и в других горячих точках нашей с вами страны. И надо сказать, что там, где конфликты шли по горячему следу, нам многое удавалось сделать. Осуществить эту формулу национального примирения получилось, например, в Таджикистане – сейчас об этом почему-то не принято говорить, но это факт! Наша роковая ошибка состояла в том, что ещё какое-то время надо было поддерживать Наджибуллу, причём со всеми его плюсами и минусами, а мы этого не сделали.
Борис Пастухов по-прежнему уверен, что в Афганистан мы вошли не зря



«Потерянные» эшелоны

– А как, по-вашему, надо было поддержать его?

– Ну, например, организовать для его войск сброс парашютных поддонов с боеприпасами, продуктами и авиационным керосином. Мы неплохо делали это, например, в Хосте, хотя порой эти поддоны относило ветром к нашим противникам, но процент таких промахов был ничтожен. Кстати, как только мы перестали поставлять для лётчиков афганской армии керосин и солярку для танкистов, афганцы сразу «задышали на ладан». Россия не давала военную технику, а надо было поставлять её в тот момент нашим союзникам в Афганистане, и тогда бы они выстояли в этой войне. Ведь ситуация в Афганистане показывает, что Наджибулла, которого поддерживал народ Афганистана, мог бы ещё продержаться у власти довольно долго. Если бы представители высшей политической власти в России не были бы такими дураками. Я патриот своего государства, но я не могу смириться с мыслью, что мы – наша страна Россия – забыли и бросили Наджибуллу на произвол судьбы.

– Причём, как меня уверяли люди из разных ведомств, это был вернейший союзник нашей страны, по своим качествам превзошедший своего предшественника Бабрака Кармаля…

– Вы правы. Я помню поминутно последний день своего пребывания в Афганистане, я помню свой маршрут, который пролегал мимо президентского дворца Наджиба к самолёту, уносившему меня навсегда домой, в Москву. В тот же день я несколько раз сказал ему: «Наджиб, дорогой, уезжайте!» Он же ответил: «Нет!» Накануне ему это же советовали, и не один раз, Шеварднадзе, Крючков и другие руководители нашей страны, но он и его жена всё время отвечали: «Нет, нет и нет!»

– Кто же в Москве повлиял на решение высшей политической власти, чтобы армии Наджиба перестали поставлять авиационный керосин?

– Я не могу вам сказать, кто этот сукин сын, простите меня за выражение. Зато могу назвать тех, кто до последнего помогал с этим керосином – прежде всего первый секретарь ЦК компартии Казахстана Назарбаев. Я пытался выбить керосин и у главы Туркмении Сапармурата Ниязова, я звонил ему по несколько раз на дню, но меня с ним так и не соединяли. Удивительным образом терялись целые эшелоны с авиационным керосином для Афганистана где-то на железной дороге, которая шла от Каспийска. Политики, к которым я обращался, не были самостоятельными, они делали то, что им говорила Москва, а в Москве решение принимал заместитель министра иностранных дел Кунадзе, который занимался кадрами. Я думаю, если бы наша страна поддержала афганскую авиацию и уже самостоятельно воюющую армию, то Россия не имела бы того, что сейчас происходит в её среднеазиатском «подбрюшье».

– Один ваш коллега из МИД России рассказывал мне, что Наджибулла не хотел вывода войск СССР, и поэтому афганская спецслужба ХАД подстрекала руководство кишлаков Севера, которые с ноября 1988-го по февраль 1989 года придерживались нейтралитета, к столкновениям с нашими войсками. Тем самым Наджиб якобы хотел затормозить вывод наших войск. Могло быть такое?

– Может быть, Наджибулла как руководитель Афганистана не всё понимал в проводимой лидерами нашей страны политике, и на тот момент он действительно не поддерживал вывод советских войск. Но то, что он за нашими спинами интриговал или сдавал какую-то информацию душманам, чтобы «сцепить» части нашей армии с главарями нейтральных кишлаков, – этого он не мог делать ещё и потому, что прежде чем эта информация по его команде дошла бы до нейтральных племён, она обязательно прошла бы через фильтры наших советников, которые, что уж говорить, отслеживали обстановку очень хорошо.

– Шеф КГБ Владимир Крючков хорошо знал ситуацию к концу 1988 года в Афганистане и докладывал в Кремль о том, чем чреват наш полный уход из региона – рост терроризма, наркомафии и т. д. Почему же Горбачёв не хотел или не мог прислушаться к его докладам, которые оказались пророческими?

– Я думаю, что здесь сыграло свою роль бесконечное доверие Горбачёва Западу, и прежде всего США, об этом, конечно, стоило бы спросить у самого Михаила Сергеевича. На мой взгляд, Горбачёв – примитивный мужик, излишне легковерный и чересчур доверявший своим советникам типа Александра Яковлева, который подсказал ему решение по Афганистану. Как только мы ушли, туда сразу устремились американцы. Сейчас у нас в стране мало говорят и пишут об афганской истории, но есть люди, которые помнят её, например, как появились талибы. Это сначала была «невинная организация», которая готовила проповедников средней руки, потом США решили использовать их для охраны газопровода, а талибы, получив в руки оружие и набрав определённый опыт и силы, решили, что они могут теперь делать всё, что им угодно. И они очень быстро заявили о себе.

Непокорённый Афганистан

– Если вспоминать о героях и антигероях Афганистана, по вашему мнению, такой человек, как Ахмад Шах Масуд, даже несмотря на то, что он ненавидел Наджибуллу, мог ли он стать нашим союзником?

  Ахмад Шах Масуд – легендарный полевой командир

– Ахмад Шах Масуд – это, поверьте мне, герой будущих романов. Я имел честь и удовольствие общаться с ним, правда уже не в статусе посла России в Афганистане. Как-то, встретившись с ним на территории Узбекистана, я ему лично сказал: «Как же интересно, мы с вами когда-то смотрели друг на друга через прорезь прицела, а теперь сидим за одним столом». По моему мнению, он был, так же как и Наджибулла, афганским националистом, он бы никогда не принял ни нас, ни американцев на своей земле хозяевами. Так же как афганцы не принимают никого, кто пришёл к ним со стороны, чтобы покорить их государство. Вспомните Александра Македонского, Чингиcхана, английские войска, которые в XIX веке покорили почти весь Ближний Восток, от Египта до Индии, но не сумели завоевать именно Афганистан.

– И войска США, которые после триумфа в Ираке увязли именно в Афганистане…

– США никогда не учитывают уроков истории. Пару лет назад я и ряд моих знакомых были в Афганистане. Я запомнил беседу в парламенте, когда во время своего выступления одна женщина-депутат сказала: «Мы, афганцы, легко прощаем, но при этом хорошо всё помним». И это было сказано об истинном характере афганцев. А что касается отношений Масуда и Наджибуллы, они учились в одно время в Кабуле. Масуд в политехническом университете, а Наджиб – в медицинском. Потом они соперничали в борьбе за личную власть, но при этом оставались верными своему народу и не переставали быть афганскими националистами чистой воды. Они оба были незаурядными личностями. Много наград было прикручено на кители наших генералов за Панджшерское ущелье, которое было базой Ахмад Шаха, но его взять полностью так и не удалось, а поймать и пленить самого Масуда было делом безнадёжным. Кстати, генерал армии Валентин Иванович Варенников, который был приглашён на юбилейное мероприятие в память о погибшем Масуде, мне рассказал о том, как от поворота на Панджшерское ущелье его встречала толпа людей, которые забрасывали делегацию из России цветами, и это было через то ли два, то ли три года после смерти Ахмад Шаха. Так афганцы уважали человека, который столько лет воевал с их племенами. Тем не менее они уважали его ещё и как командира расчёта, который привёз знамя Победы в Москву для парада на Красной площади 1945 года.
Вообще, в Афганистане многие командиры показали себя как настоящие мужики. Как мне не вспомнить маршала Ахромеева или генерала армии Гареева, который уже после выхода наших войск в 1989-м разгромил силами танкового батальона группировку душманов, устроивших сильнейший прорыв под Джелалабадом. И как не вспомнить генерал-полковника Громова, блистательного командарма 40-й армии, которого я в Афганистане уже не застал, но мы живём с ним сейчас в одном доме.

– Один высокопоставленный сотрудник «девятки» рассказывал мне, что спокойный выход наших войск через перевал Саланг, который был под контролем Масуда, был обеспечен тем, что, кроме оружия, техники и продовольствия, Ахмад Шаху была заплачена довольно крупная сумма в долларах. Можете ли вы это подтвердить?

– Насчёт денег, которые могли быть заплачены Масуду, я не знаю, но я был свидетелем разговора о том, что перед выходом наших войск командование 40-й армии отдало приказ – нанести мощный бомбовый удар слева и справа от дороги, по которой выходила наша армия на Саланг. Что касается Масуда, то вряд ли его можно было подкупить. Впрочем, если история, рассказанная вашим знакомым из 9-го управления, была правдой и Ахмад Шах взял эти деньги, то он явно потратил их не на свои личные цели, как это делают все коррупционеры. В любом случае, во время выхода стрельбы по нашим колоннам со стороны людей Масуда не было.

– Какие уроки нужно извлечь руководству нынешней России из событий на Востоке того периода?

– Главный урок – помнить, что в этом регионе дружба ценится особо. Надо помогать своим друзьям. Мы не должны были бросать Наджибуллу и после вывода наших войск – была бы материальная помощь, он бы продержался и выстоял. Афганцы удивительно талантливые люди, они могут отремонтировать всё, что угодно, – я сам видел, как они ремонтировали турбину на гидростанции «Наглу». И они бы на нашей технике держались очень долго. Кстати, и помощь Афганистану не так уж дорого обходилась нам, зато мы бы имели дружественное государство по соседству, и за это не надо было бы расплачиваться жизнями наших военных. Всего-то и требовалось от нашей страны – следовать правилу и не бросать своих друзей – политических союзников, а мы бросили всех. Бросили Хонеккера, бросили Наджиба – не хватит пальцев на руках, чтобы пересчитать всех, кого мы предали…

Беседу вёл Игорь Латунский

http://www.sovsekretno.ru/articles/id/5545/


"Не нужен мне берег турецкий и Африка мне не нужна ..."
 
Форум » Войны и Военные конфликты. » Афганистан. » Кто воевал, работал и руководил в Афганистане.
Страница 1 из 11
Поиск: